Вдова винного дома


4 (400x300, 25Kb)
Когда-то легкомысленные французы сочинили песенку о шампанском, в которой есть такие слова: «Весельем мир обязан монаху и вдове». Это истинная правда: монах Дом Периньон выделил мутный осадок в шипучем виноградном вине и решил, что именно он портит этот божественный напиток. Его дело продолжила вдова винодела Франсуа Клико Николь Барб Клико-Понсардэн — именно она придумала способ, как этот возмутительный осадок удалить. С тех пор вино из Реймса, главная забота и неубывающая гордость виноделов Шампани, доставляет радость и веселье всему миру.

Ты прославишься после замужества!
Вдова винного дома
Мадам Николь Барб Клико-Понсардэн никогда не считалась ни хорошенькой, ни остроумной, ни элегантной. Поэтому она не любила позировать — нам остался только один ее парадный портрет. С него на нас смотрит как будто недовольная всем и вся дама, которую никак не назвать легкомысленной и веселой особой.


Но почему-то мы становимся таковыми довольно быстро, едва пригубим знаменитый «Vueve Clico Ponsardin» — напиток, который сегодня производится потомками этой самой недовольной буки в чепце. В чем тут секрет? Ведь известно также, что Николь Барб Клико-Понсардэн не отличалась ни легким нравом, ни уживчивым характером, ни добродушием, ни щедростью, и тем не менее вот уже двести лет во славу ее имени на всех языках всех континентов звучат восторженные тосты, хлопают пробки, раздается смех и расточаются улыбки.

Сама Николь Барб Понсардэн не очень-то часто веселилась в жизни. Она росла в семье довольно прагматичных буржуа, впрочем, с аристократической начинкой: титул барона ее отцу пожаловал лично император Наполеон. На строгое воспитание юной Николь Барб это не повлияло: вышивание, стихосложение, садоводство — занятия хоть и необходимые образованной барышне, но весьма скучные.

Есть семейная легенда, согласно которой ее матушка часто говаривала: «Ах, Николь, я знаю, ты прославишься вскоре после замужества!» Поэтому самым радостным наверняка был день ее свадьбы в 1798 году: при слухе, что дочь реймского мэра выходит замуж в семью удачливого производителя и торговца винами Филиппа Клико, в Реймс, столицу Шампани, в знаменитый белоснежный собор съехалась вся округа.


Похоже, эта двадцатилетняя девушка знала, что делает: отец ее супруга был смелым предпринимателем, одним из первых, на удивление тугоумных местных виноделов, организовал торговлю под семейной вывеской Clicquot и даже перешел границу края: уже в 1780 году первая корзина вина от семейного дома Clicquot отправилась за пределы Франции, в неизвестную Москву.

В год свадьбы новоиспеченный муж и наследник, Франсуа Клико приобщается к делу в полной мере и, в первую очередь, расширяет штат. Надо сказать, в доме Клико умели подбирать кадры: начиная с 1801 года его помощник, Луи Бон, предок современных менеджеров, без устали колесит по свету в поисках рынков сбыта. В 1804 году он впервые попадает в Россию, откуда забрасывает патрона письмами с предсказанием неминуемой удачи в этой стране.

Вдова Клико
Вдова винного дома
Но капризница-удача почему-то отвернулась от дома Клико на самом подъеме семейного бизнеса: через семь лет после свадьбы скоропостижно умирает молодой господин. Как жить без Франсуа? Мадам Клико в горе и отчаянии. А как бы чувствовали себя вы, если бы на ваших руках в одночасье оказались фамильный замок, виноградники, требующие постоянного ухода, и целое подземное королевство: подвалы в меловой горе протяженностью 24 километра?! И поразмыслив короткое время, двадцатисемилетняя вдова решает сама продолжать дело супруга.

Во главе империи


Весь Реймс взбудоражен: женщина — и вдруг во главе солидного семейного дела! Ведь известно, что едва женщина приблизится к подвалам, вино превратится в уксус! Но мало кто знал, что с первых же лет супружества Франсуа Клико посвящал свою юную жену в тонкости превращения янтарного сока в шипучее вино. И неожиданно оказавшись вдовой, Николь Барб Клико-Понсардэн кое-что понимала в производстве шампанского.
Но чтобы прекратить пересуды, она призывает многочисленных помощников мужа, в первую очередь Луи Бона, с которым становится буквально неразлучна, с утра до вечера заставляя подробнейшим образом докладывать о малейших происшествиях в поместье. Она хотела быть в курсе всего и год за годом изучает, фиксирует, анализирует все технологические подробности производства вина. Каковы температура и свет в подвалах, состав почвы, форма бутылок — эти вопросы с утра до ночи звучали в каждом уголке поместья госпожи Клико-Понсардэн.
Вдова винного дома
Она ввела режим работы non-stop — верный способ спасения от трудностей. От них приходилось отбиваться каждый день и год — то неурожай, то злодейка-филоксера, пожирательница лозы. Мадам Клико даже пришлось продать все свои драгоценности — но ее это нисколько не огорчило. Главное, добиться одного качества — лучшего. Так год за годом совершенствовалось знаменитое шампанское, слава о котором уже вышла за пределы Шампани и Франции и достигла далекой России.


Вдова винного дома

Вдова Клико напоит Россию.

О шампанском «веселой вдовы» гуляки и знатоки Северной Пальмиры уже знали не понаслышке. Шампанское становилось темой восторженных од, им начинались и заканчивались попойки гусаров и изысканные светские рауты, шампанское примиряло влюбленных, купцы скрепляли им удачную сделку, актеры отмечали премьеру, наконец, без шампанского не обходился Императорский дом — одним словом, в России не было человека, не знакомого с шампанским от «Vueve Clico Ponsardin», которое быстро было переделано в просто «кликовское». Проспер Меримэ с нескрываемым удивлением писал: «Вдова Клико напоит Россию. Ее вино называют «кликовское» и не пьют ничего другого». Лучше всех об ощущениях от «кликовского» отозвался Гоголь: «Ну, просто находишься в эмпиреях!»

Как же это случилось, что шампанское так быстро и основательно завоевало русские умы и души? Едва Николь Клико-Понсардэн взяла дело в свои энергичные ручки, она сразу сообразила, что ее шампанскому тесно в родной Шампани — оно достойно того, чтобы показать его всему свету. И за несколько лет экспорт семейного предприятия увеличился до 110 000 бутылок, а самые большие поставки шли в Россию — 25 000 бутылок в год!

Надо сказать большое спасибо Луи Бону — он регулярно проводил блестящее маркетинговое расследование: «Сообщаю вам радостную новость.


рица беременна. Если она родит наследника, в этой огромной стране будет выпито море шампанского. Только не говорите никому ни слова — наши конкуренты могут этим воспользоваться». Это донесение г-на Бона — одно из многих, которые сегодня хранятся в архивах Дома, и оно превосходно объясняет секрет успеха удачливой вдовы. Ее конкурентам оставалось только гадать: не прибегает ли мадам к услугам темных сил?

Например, многие тогда ломали голову над причинами стремительного взлета Дома и находили их в … фамильном гербе: при соединении фамилий супругов образовался рисунок, напоминающий якорь, который, как известно, является гербом Санкт-Петербурга. Знак судьбы? Но госпоже Клико-Понсардэн некогда было думать о тайнах каллиграфии — надо было отправлять в Россию все новые фуры с «кликовским»

… Правда, замуж больше она так и не вышла, и затейливый семейный герб Клико-Понсардэн, сегодня окончательно оформленный в виде якоря, гордо красуется на каждой бутылке.
Вдова винного дома
Конечно, у Дома Клико были трудные времена. Например, император Наполеон несколько спутал планы Дома авантюрной русской кампанией. Правда, необычайная популярность «кликовского» от политического противостояния не угасала — по нему скучали, бережно хранили в подвалах остатки былых запасов и надеялись на лучшие времена.


и настали к удовольствию обеих сторон: к 1814 году, с блеском преодолев экономическую и идеологическую блокаду, Николь Барб Клико-Понсардэн с триумфом возвращается в Россию. Знаменитые пузатые бутылки, непременно в горизонтальном положении, чтобы сохранять букет шампанского, и непременно темного стекла, поскольку солнечный свет нарушит вкусовую гармонию, осторожно заворачивали в солому и везли бесчисленными телегами к восточным границам. «Вдову Клико» везде встречают с восторгом, все стремятся делать заказы непременно на целый год вперед, словно памятуя о недавней блокаде, а в родной Шампани госпожа Клико провозглашается Великой Дамой (по сей день знаменитый брют предприятия «Vueve Clico Ponsardin» называется именно так, «Grande Dame») — это поистине европейский успех.

Залог успеха — бесконечные заботы
Вдова винного дома
Но госпожа Клико мало реагирует на дифирамбы. «Только одно качество, первосортное!» — без устали повторяет она своим работникам. Ее можно смело назвать первой бизнес-леди своего времени, ведь она была единственной среди мужчин-конкурентов, которых никак нельзя было считать галантными кавалерами. Тем не менее она заставила всех прислушиваться к своему мнению, смело рисковала, всегда тщательно просчитывая запасной вариант, свято соблюдала правила игры и никогда никого не подводила, подавая пример честного отношения к делу.

К слову сказать, в погоне за качеством она никогда не забывала о людях: щедро поощрять работящих и преданных делу всегда было хорошей традицией этого семейного предприятия. Подвалы Дома Клико хранят персональную память об успехах Дома на вечные времена — каждый назван по имени особо отличившегося работника.


Вдова винного дома
Несмотря на все растущую славу, рабочий день неутомимой вдовы не отличается один от другого. С утра она без устали снует по виноградникам, вычисляя, какой состав почвы лучше всего подходит именно этому сорту винограда. Прижимистая от природы, как истинная француженка, она все же покупает виноградники Grand Cru, которые в скором времени принесли ей новую, по-настоящему мировую славу. Она ведет бесчисленные записные книжки, бесстрастно анализирует удачи и поражения. Наконец, в 1816 году она первой изобретает стол ремюажа — просто просверлив дырки в столе!
Вдова винного дома
С тех пор виноделы Шампани по ее примеру хранят бутылки в наклонном положении, постепенно меняя угол плоскости. Так темный осадок сам собой скапливается в горлышке бутылки. Конечно, его необходимо ежедневно тревожить — обязательно вручную, каждый день, изменяя угол поворота. Затем осадок удаляют, заморозив горлышко. Эти секреты в тайне ковались в подвалах Николь Барб Клико-Понсардэн, и в конечном счете ее вино становится одним из самых благородных в Шампани. Между прочим, бутылки с драгоценным брютом «Grande Dame» в подвалах предприятия «Vueve Clicquot Ponsardin» до сих пор переворачиваются только вручную.


Империя вдовы Клико

Мадам Клико-Понсардэн прожила долгую жизнь: до 89 лет она удивляла помощников и конкурентов неукротимым духом предпринимательства, проявляла настойчивость и волю в самом малом деле. Детей у нее не было, и, как говорят в Шампани, сегодня семейным предприятием управляют ее весьма далекие родственники. Впрочем, ее неизменное требование «шампанское Клико может быть только одного качества — лучшего» они усвоили вполне и свято соблюдают обычаи и традиции Дома.
Вдова винного дома
Сегодня Дом «Vueve Clicquot Ponsardin» — это настоящая империя шампанского. На 286 гектарах расположились виноградники, носящие поэтические названия: Холм Белых Вин, Большая Долина Mарны, Большая Гора Пеймса, Западная Гора, Холм Saint Tierry. Кристиан Ренар, главный смотритель виноградников «Vueve Clicquot Ponsardin», каждый день обходит плантации вместе с сотней помощников: обрезка, подвязка, пиницировка, 2000 столбиков для лоз, 40 км проволоки для подвязки. Один гектар виноградника требует 500 часов годовой работы плюс инвестиций в размере до полутора миллионов франков. В среднем каждая лоза живет около тридцати лет, потом ее вырубают, и после небольшого отдыха земля вновь принимает новую лозу. Дел хватает для нескольких тысяч людей — на виноградниках «Vueve Clicquot Ponsardin» сезонные рабочие всегда имеют работу.


Вдова винного дома
Каждый год в течение двух недель в Шампани самая горячая пора — сбор винограда. Ее начало и конец определяются от момента цветения — этим занимаются специалисты, большинство из которых выросли на виноградниках и переняли ремесло от дедов и прадедов. До сих пор сбор винограда осуществляется только вручную, и сезонные рабочие заранее стекаются к управляющим. Обычно все давно знакомы друг с другом, но это также отличный шанс для новичков, студентов и школьников неплохо заработать. Последний день сбора винограда становится ежегодным ритуалом, который отмечают довольно торжественно.
Вдова винного дома
Собранные кисти тут же пускают под пресс и свежевыжатый сок сливают в цистерны. Сегодня у предприятия шесть центров прессовки, и, заботясь о качестве будущего вина, виноделы предприятия используют лишь 400 первых литров для первоначального «сырого» вина, из которого потом, после ряда сложных технологических операций, произведут престижные сорта.

Вдова винного дома
Миллиарды сочных кистей позволяют выпускать миллионы бутылок знаменитого напитка с неповторимым букетом. Соединение трех основных сортов винограда, Pinot Meunier, Pinot Noir и Chardonnay, придает ему изумительный вкус, и в зависимости от сочетания сортов и дозировки ингредиентов компания выпускает шампанское brut, sec и demi-sec. Но до этого момента виноградный сок проходит множество этапов обработки. Первый — давление сока, не менее сложная и важная операция, чем все остальные в производстве шампанского. Если речь идет о черном винограде, давление выбирают послабее, поскольку кожура не должна окрашивать сусла. При входе в зал, где сусло «отдыхает» в цистернах из нержавеющей стали, вас непременно встретит броская надпись-предупреждение: «Осторожно, аромат!» Голова действительно может закружиться от немыслимой концентрации ароматов свежего виноградного сока.

В цистернах сусло бродит около двух недель, до момента превращения сахара из винограда в алкоголь. Дальше следуют три-четыре месяца очищения вина — его пропускают через фильтры. Потом наступает самый таинственный и ответственный период смешивания разных вин в большой цистерне — длится он всего неделю, а от его результатов зависит, как пойдет следующий этап превращения забродившего сока в шампанское. Весной следующего года смешанное в цистернах вино переливается в бутылки для второй ферментации, которая длится в среднем 10 дней. Именно тогда добавляют сахар и дрожжи, после которых в вине появляются пузырьки и новый осадок. В этом состоянии вино отправляют в подвалы, где оно может храниться годами в бутылках из темного стекла, запечатанных железными, наподобие пивных, пробками и обязательно в горизонтальном положении — эта ссылка в подвалы продолжается до вспенивания почти готового вина.
Вдова винного дома
Вообще по законам Шампани срок хранения вина в подвалах оговорен раз и навсегда: для обычного шампанского это один год, для шампанского с обозначенным на бутылке годом (vintage) это три года, а то и пять лет, для самых престижных сортов (cuvee) это пять -восемь лет. По истечении этих сроков за два-три месяца до вспенивания бутылки устанавливают на специальные подставки для ремюажа, который-то и придумала мадам Клико.

Очень важна процедура ассамбляжа, когда окончательно определяется вкус будущего вина. Это коллективная работа специалистов-энологов, требующая внимания, интуиции, опыта. Специалисты по вкусу в стерильно чистой лаборатории каждый день проводят до тридцати дегустаций, выявляя новые сочетания и соединяя разные вкусовые элементы, чтобы создать неповторимый букет. Эта профессия высоко ценится в Шампани и чаще всего передается по наследству — здесь нужны особые гены. Чтобы получить хорошее шампанское ровного качества, в него следует добавить вина минувших лет, подобно тому, как это происходит в коньячном производстве. Например, престижный сорт Brut Care Jaune, знаменитая желтая этикетка которого давно стала символом шампанского «Vueve Clicquot Ponsardin», состоит из вин 50 различных сборов, к которым добавляются 25 — 40 процентов вин из резерва погребов. Попробуйте из этого количества вкусов составить неповторимый букет! Тут главная задача — создать равновесие, гармонию и условия для «ароматного наплыва», как говорят энологи. Именно эти неуловимые понятия составляют превосходство и неповторимый вкус шампанских вин от «Vueve Clicquot Ponsardin».

Как и двести лет назад, качество во многом зависит от урожая, который, в свою очередь, зависит от погоды. Если год выдается удачный, Комитет по дегустации решает дать вину этого урожая число по году и такое шампанское называется Vintage — оно будет цениться выше и стоить дороже, например, к шампанскому Vueve Clicquot Vintage Reserve 1995 можно подступиться только с довольно тугим кошельком. «Старение» такого вина, с годом на этикетке, на предприятии «Vueve Clicquot Ponsardin»длится в среднем пять лет. Шампанское без года, сортом ниже, «старится» около тридцати месяцев.

Фирма госпожи Клико-Понсардэн первой в Шампани стала международным предприятием еще сто лет назад, а в 1987 году становится полноправным членом солидного концерна L.V.M.H. Moet Hennessy-Louis Vuitton. Больше 85% знаменитых бутылок экспортируются в 110 стран мира, филиалы Дома расположены в Бразилии, Японии, США, Великобритании, где желтая этикетка давно стала знаком престижа и искусства жить. В 1990 году компания покупает виноградники в Новой Зеландии и Австралии — благодаря сходным климатическим условиям там производятся вина, вполне отвечающие требованиям к знаменитым шампанским.

Если доведется побывать в Шампани, постарайтесь сделать все, чтобы по-настоящему ощутить вкус «Вдовы Клико». Самое лучшее — остановиться в старинном, тщательно отреставрированном Hotel du Marc, резиденции Дома «Vueve Clicquot Ponsardin», построенном по указанию Николь Клико-Понсардэн для приезжих. Можно считать его музеем великой вдовы. Скрипящие полы, антикварная мебель в просторных комнатах (к слову, их всего пять!), домашние завтраки за длинным столом с хрустящей крахмальной скатертью, кухня размером с конюшню, роскошные интерьеры и, разумеется, портрет основательницы в одной из гостиных — настоящий семейный дом-отель, где царит очарование прошлого. Например, на вечернюю трапезу вас пригласят специальным билетом со словами «Вдова Клико-Понсардэн имеет честь пригласить Вас…», в котором ваше имя будет внесено в список гостей. И, разумеется, повсюду вас ждет изумительное шампанское.

И еще кое что о шампанском
Вдова винного дома
Хорошее шампанское — предмет роскоши. Даже отводя приличную сумму на приобретение заветной бутылки, не ошибитесь в выборе. Если попытаться сформулировать коротко, чем отличается хорошее шампанское от плохого, это сбалансированный вкус, мягкость, обязательно сильная парфюмированность, ощущение свежести во рту в лучшем случае — и кислая зеленая колючая жидкость без запаха и вкуса в худшем.

Выбирая шампанское к торжественному застолью, лучше обратить внимание на марку. Здесь весь мир следует простому правилу: покупать шампанское известных Домов, входящих в Синдикат Великих Марок и постоянно подтверждающих свой авторитет в мире знатоков. Это (по алфавиту) Bollinger, Duetz, Charles Heidsiesk, Krug, Laurent-Perrier, Moet&Chandon, Mumm, Piper-Heidsiesk, Pommery, Ruinart, Tattinger, Veuve Clicquot Ponsardin — вот лишь небольшая часть лучших из 10 000 производителей шампанских вин, зарегистрированных сегодня в Шампани.

Купив шампанское, не спешите поместить его в холодильник, поскольку вину там будет слишком холодно, и это помешает вам почувствовать вкус. Идеальное место для хранения — погреб, а если такового не имеется, до водружения на стол оставьте бутылку просто в темном прохладном месте.
Вдова винного дома
За полчаса до подачи необходимо поместить бутылку в ведро с холодной водой и льдом в равных количествах — именно в этой ледяной каше шампанское охладится до необходимых 5 — 9 градусов. Если вы еще не обзавелись специальным ведром для охлаждения шампанского, Дом вдовы Клико выпустил превосходный подарок: в каждую коробку со знаменитой желтой этикеткой вложено складное ведерко — кулер из специального картона, в котором ваша бутылка в любой обстановке, на вечеринке в офисе или на лесной поляне через полчаса обретет нужную температуру. Чем престижнее шампанское, тем более холодным его стоит употреблять, чтобы полнее ощутить божественный вкус. Престижные вина следует разливать за две-три минуты после откупоривания бутылки, лишь наполовину заполнив бокал, — так вы лучше ощутите великолепный аромат.

Очень важно пить шампанское из «правильных» бокалов, форма которых сконструирована таким образом, что с первым же глотком вино попадает в нужные вкусовые зоны, отвечающие за полноту ощущений. Только «правильные» бокалы помогут по-настоящему оценить вкус и букет напитка. Разумеется, они должны быть легкими и абсолютно прозрачными, из тонкого стекла или хрусталя. Различают бокалы «флют» (flute) в форме флейты — вытянутые на тонкой высокой ножке, которые заполняют не более чем наполовину. Бокалы «флют» преимущественно употребляют для дегустации сухих шампанских вин. В бокале этой формы лучше всего концентрируется неповторимый, слегка дрожжевой аромат, а ощущение кремовой текстуры вина усиливается с каждым глотком. Пузырьки не должны заглушать приятных ощущений, хотя они вносят свой вклад в удовольствие от шампанского. К слову, чем мельче и незаметнее пузырьки, тем более качественное шампанское вы дегустируете. Другая форма, в виде чаши, «куп шампань» (coupe champagne) лучше помогает оценить более сладкие сорта. Подчеркивая их кислинку, она уравновешивает сладость. Из такого бокала следует пить вино мелкими глотками, и тогда весь изумительный букет вина окажется на поверхности нёба.
Вдова винного дома Вдова винного дома
Сухое шампанское (sec), а лучше брют (brut) — превосходный аперитив. Вообще пить только брют — значит показать, что вы тонкая штучка. Выбрав брют для начала обеда, вы обнаружите великолепный вкус и дадите понять, что знаете толк в шампанском. Кроме того, брют превосходно очищает вкусовые способности перед трапезой. При выборе блюд марка и сорт шампанского большого значения не имеют — шампанское хорошо гармонирует с любым видом еды, будь то салаты и закуски, икра или устрицы, дары моря и рыбные блюда, сыры и десерты. Кстати, во времена вдовы Клико было принято в конце обеда подавать полусухое шампанское разлитым в графины. Так игристость вина несколько смягчалась, что к концу обеда, после нескольких видов brut и sec помогало преодолеть некоторую усталость от разных сортов шампанского и лучше оценить десерт — груши под карамелью или шоколадные трюфели.
Вдова винного дома

источник

Источник: www.liveinternet.ru

Когда-то легкомысленные французы сочинили песенку о шампанском, в которой есть такие слова: «Весельем мир обязан монаху и вдове».

Вдова винного дома

Это истинная правда: монах Пьер Периньон выделил мутный осадок в шипучем виноградном вине и решил, что именно он портит этот божественный напиток. Его дело продолжила вдова винодела Франсуа Клико Николь Барб Клико-Понсардэн — именно она придумала способ, как этот возмутительный осадок удалить. С тех пор вино из Реймса, главная забота и неубывающая гордость виноделов Шампани, доставляет радость и веселье всему миру.

Вдова винного дома

Ты прославишься после замужества!

Мадам Николь Барб Клико-Понсардэн никогда не считалась ни хорошенькой, ни остроумной, ни элегантной. Поэтому она не любила позировать — нам остался только один ее парадный портрет. С него на нас смотрит как будто недовольная всем и вся дама, которую никак не назвать легкомысленной и веселой особой.

Но почему-то мы становимся таковыми довольно быстро, едва пригубим знаменитый «Vueve Clico Ponsardin» — напиток, который сегодня производится потомками этой самой недовольной буки в чепце. В чем тут секрет? Ведь известно также, что Николь Барб Клико-Понсардэн не отличалась ни легким нравом, ни уживчивым характером, ни добродушием, ни щедростью, и тем не менее вот уже двести лет во славу ее имени на всех языках всех континентов звучат восторженные тосты, хлопают пробки, раздается смех и расточаются улыбки.

Сама Николь Барб Понсардэн не очень-то часто веселилась в жизни. Она росла в семье довольно прагматичных буржуа, впрочем, с аристократической начинкой: титул барона ее отцу пожаловал лично император Наполеон. На строгое воспитание юной Николь Барб это не повлияло: вышивание, стихосложение, садоводство — занятия хоть и необходимые образованной барышне, но весьма скучные.

Есть семейная легенда, согласно которой ее матушка часто говаривала: «Ах, Николь, я знаю, ты прославишься вскоре после замужества!» Поэтому самым радостным наверняка был день ее свадьбы в 1798 году: при слухе, что дочь реймского мэра выходит замуж в семью удачливого производителя и торговца винами Филиппа Клико, в Реймс, столицу Шампани, в знаменитый белоснежный собор съехалась вся округа.

Похоже, эта двадцатилетняя девушка знала, что делает: отец ее супруга был смелым предпринимателем, одним из первых, на удивление тугоумных местных виноделов, организовал торговлю под семейной вывеской Clicquot и даже перешел границу края: уже в 1780 году первая корзина вина от семейного дома Clicquot отправилась за пределы Франции, в неизвестную Москву.

В год свадьбы новоиспеченный муж и наследник, Франсуа Клико приобщается к делу в полной мере и, в первую очередь, расширяет штат. Надо сказать, в доме Клико умели подбирать кадры: начиная с 1801 года его помощник, Луи Бон, предок современных менеджеров, без устали колесит по свету в поисках рынков сбыта. В 1804 году он впервые попадает в Россию, откуда забрасывает патрона письмами с предсказанием неминуемой удачи в этой стране.

Вдова Клико

Но капризница-удача почему-то отвернулась от дома Клико на самом подъеме семейного бизнеса: через семь лет после свадьбы скоропостижно умирает молодой господин. Как жить без Франсуа? Мадам Клико в горе и отчаянии. А как бы чувствовали себя вы, если бы на ваших руках в одночасье оказались фамильный замок, виноградники, требующие постоянного ухода, и целое подземное королевство: подвалы в меловой горе протяженностью 24 километра?! И поразмыслив короткое время, двадцатисемилетняя вдова решает сама продолжать дело супруга.

Во главе империи

Весь Реймс взбудоражен: женщина — и вдруг во главе солидного семейного дела! Ведь известно, что едва женщина приблизится к подвалам, вино превратится в уксус! Но мало кто знал, что с первых же лет супружества Франсуа Клико посвящал свою юную жену в тонкости превращения янтарного сока в шипучее вино. И неожиданно оказавшись вдовой, Николь Барб Клико-Понсардэн кое-что понимала в производстве шампанского.

Но чтобы прекратить пересуды, она призывает многочисленных помощников мужа, в первую очередь Луи Бона, с которым становится буквально неразлучна, с утра до вечера заставляя подробнейшим образом докладывать о малейших происшествиях в поместье. Она хотела быть в курсе всего и год за годом изучает, фиксирует, анализирует все технологические подробности производства вина. Каковы температура и свет в подвалах, состав почвы, форма бутылок — эти вопросы с утра до ночи звучали в каждом уголке поместья госпожи Клико-Понсардэн. Она ввела режим работы non-stop — верный способ спасения от трудностей. От них приходилось отбиваться каждый день и год — то неурожай, то злодейка-филоксера, пожирательница лозы. Мадам Клико даже пришлось продать все свои драгоценности — но ее это нисколько не огорчило. Главное, добиться одного качества — лучшего. Так год за годом совершенствовалось знаменитое шампанское, слава о котором уже вышла за пределы Шампани и Франции и достигла далекой России.
 

Вдова винного дома
 

Вдова Клико напоит Россию

О шампанском «веселой вдовы» гуляки и знатоки Северной Пальмиры уже знали не понаслышке. Шампанское становилось темой восторженных од, им начинались и заканчивались попойки гусаров и изысканные светские рауты, шампанское примиряло влюбленных, купцы скрепляли им удачную сделку, актеры отмечали премьеру, наконец, без шампанского не обходился Императорский дом — одним словом, в России не было человека, не знакомого с шампанским от «Vueve Clico Ponsardin», которое быстро было переделано в просто «кликовское». Проспер Меримэ с нескрываемым удивлением писал: «Вдова Клико напоит Россию. Ее вино называют «кликовское» и не пьют ничего другого». Лучше всех об ощущениях от «кликовского» отозвался Гоголь: «Ну, просто находишься в эмпиреях!»

Как же это случилось, что шампанское так быстро и основательно завоевало русские умы и души? Едва Николь Клико-Понсардэн взяла дело в свои энергичные ручки, она сразу сообразила, что ее шампанскому тесно в родной Шампани — оно достойно того, чтобы показать его всему свету. И за несколько лет экспорт семейного предприятия увеличился до 110 000 бутылок, а самые большие поставки шли в Россию — 25 000 бутылок в год!

Надо сказать большое спасибо Луи Бону — он регулярно проводил блестящее маркетинговое расследование: «Сообщаю вам радостную новость. Царица беременна. Если она родит наследника, в этой огромной стране будет выпито море шампанского. Только не говорите никому ни слова — наши конкуренты могут этим воспользоваться». Это донесение г-на Бона — одно из многих, которые сегодня хранятся в архивах Дома, и оно превосходно объясняет секрет успеха удачливой вдовы. Ее конкурентам оставалось только гадать: не прибегает ли мадам к услугам темных сил?

Например, многие тогда ломали голову над причинами стремительного взлета Дома и находили их в … фамильном гербе: при соединении фамилий супругов образовался рисунок, напоминающий якорь, который, как известно, является гербом Санкт-Петербурга. Знак судьбы? Но госпоже Клико-Понсардэн некогда было думать о тайнах каллиграфии — надо было отправлять в Россию все новые фуры с «кликовским»

… Правда, замуж больше она так и не вышла, и затейливый семейный герб Клико-Понсардэн, сегодня окончательно оформленный в виде якоря, гордо красуется на каждой бутылке.
 

Вдова винного дома
 

Конечно, у Дома Клико были трудные времена. Например, император Наполеон несколько спутал планы Дома авантюрной русской кампанией. Правда, необычайная популярность «кликовского» от политического противостояния не угасала — по нему скучали, бережно хранили в подвалах остатки былых запасов и надеялись на лучшие времена. Они настали к удовольствию обеих сторон: к 1814 году, с блеском преодолев экономическую и идеологическую блокаду, Николь Барб Клико-Понсардэн с триумфом возвращается в Россию. Знаменитые пузатые бутылки, непременно в горизонтальном положении, чтобы сохранять букет шампанского, и непременно темного стекла, поскольку солнечный свет нарушит вкусовую гармонию, осторожно заворачивали в солому и везли бесчисленными телегами к восточным границам. «Вдову Клико» везде встречают с восторгом, все стремятся делать заказы непременно на целый год вперед, словно памятуя о недавней блокаде, а в родной Шампани госпожа Клико провозглашается Великой Дамой (по сей день знаменитый брют предприятия «Vueve Clico Ponsardin» называется именно так, «Grande Dame») — это поистине европейский успех.

Залог успеха — бесконечные заботы

Но госпожа Клико мало реагирует на дифирамбы. «Только одно качество, первосортное!» — без устали повторяет она своим работникам. Ее можно смело назвать первой бизнес-леди своего времени, ведь она была единственной среди мужчин-конкурентов, которых никак нельзя было считать галантными кавалерами. Тем не менее она заставила всех прислушиваться к своему мнению, смело рисковала, всегда тщательно просчитывая запасной вариант, свято соблюдала правила игры и никогда никого не подводила, подавая пример честного отношения к делу.

К слову сказать, в погоне за качеством она никогда не забывала о людях: щедро поощрять работящих и преданных делу всегда было хорошей традицией этого семейного предприятия. Подвалы Дома Клико хранят персональную память об успехах Дома на вечные времена — каждый назван по имени особо отличившегося работника.

Несмотря на все растущую славу, рабочий день неутомимой вдовы не отличается один от другого. С утра она без устали снует по виноградникам, вычисляя, какой состав почвы лучше всего подходит именно этому сорту винограда. Прижимистая от природы, как истинная француженка, она все же покупает виноградники Grand Cru, которые в скором времени принесли ей новую, по-настоящему мировую славу. Она ведет бесчисленные записные книжки, бесстрастно анализирует удачи и поражения. Наконец, в 1816 году она первой изобретает стол ремюажа — просто просверлив дырки в столе!

С тех пор виноделы Шампани по ее примеру хранят бутылки в наклонном положении, постепенно меняя угол плоскости. Так темный осадок сам собой скапливается в горлышке бутылки. Конечно, его необходимо ежедневно тревожить — обязательно вручную, каждый день, изменяя угол поворота. Затем осадок удаляют, заморозив горлышко. Эти секреты в тайне ковались в подвалах Николь Барб Клико-Понсардэн, и в конечном счете ее вино становится одним из самых благородных в Шампани. Между прочим, бутылки с драгоценным брютом «Grande Dame» в подвалах предприятия «Vueve Clicquot Ponsardin» до сих пор переворачиваются только вручную.

Вдова винного дома
 

Конечно, у Дома Клико были трудные времена. Например, император Наполеон несколько спутал планы Дома авантюрной русской кампанией. Правда, необычайная популярность «кликовского» от политического противостояния не угасала — по нему скучали, бережно хранили в подвалах остатки былых запасов и надеялись на лучшие времена. Они настали к удовольствию обеих сторон: к 1814 году, с блеском преодолев экономическую и идеологическую блокаду, Николь Барб Клико-Понсардэн с триумфом возвращается в Россию. Знаменитые пузатые бутылки, непременно в горизонтальном положении, чтобы сохранять букет шампанского, и непременно темного стекла, поскольку солнечный свет нарушит вкусовую гармонию, осторожно заворачивали в солому и везли бесчисленными телегами к восточным границам. «Вдову Клико» везде встречают с восторгом, все стремятся делать заказы непременно на целый год вперед, словно памятуя о недавней блокаде, а в родной Шампани госпожа Клико провозглашается Великой Дамой (по сей день знаменитый брют предприятия «Vueve Clico Ponsardin» называется именно так, «Grande Dame») — это поистине европейский успех.

Залог успеха — бесконечные заботы

Но госпожа Клико мало реагирует на дифирамбы. «Только одно качество, первосортное!» — без устали повторяет она своим работникам. Ее можно смело назвать первой бизнес-леди своего времени, ведь она была единственной среди мужчин-конкурентов, которых никак нельзя было считать галантными кавалерами. Тем не менее она заставила всех прислушиваться к своему мнению, смело рисковала, всегда тщательно просчитывая запасной вариант, свято соблюдала правила игры и никогда никого не подводила, подавая пример честного отношения к делу.

К слову сказать, в погоне за качеством она никогда не забывала о людях: щедро поощрять работящих и преданных делу всегда было хорошей традицией этого семейного предприятия. Подвалы Дома Клико хранят персональную память об успехах Дома на вечные времена — каждый назван по имени особо отличившегося работника.

Несмотря на все растущую славу, рабочий день неутомимой вдовы не отличается один от другого. С утра она без устали снует по виноградникам, вычисляя, какой состав почвы лучше всего подходит именно этому сорту винограда. Прижимистая от природы, как истинная француженка, она все же покупает виноградники Grand Cru, которые в скором времени принесли ей новую, по-настоящему мировую славу. Она ведет бесчисленные записные книжки, бесстрастно анализирует удачи и поражения. Наконец, в 1816 году она первой изобретает стол ремюажа — просто просверлив дырки в столе!

С тех пор виноделы Шампани по ее примеру хранят бутылки в наклонном положении, постепенно меняя угол плоскости. Так темный осадок сам собой скапливается в горлышке бутылки. Конечно, его необходимо ежедневно тревожить — обязательно вручную, каждый день, изменяя угол поворота. Затем осадок удаляют, заморозив горлышко. Эти секреты в тайне ковались в подвалах Николь Барб Клико-Понсардэн, и в конечном счете ее вино становится одним из самых благородных в Шампани. Между прочим, бутылки с драгоценным брютом «Grande Dame» в подвалах предприятия «Vueve Clicquot Ponsardin» до сих пор переворачиваются только вручную.

Вдова винного дома

Империя вдовы Клико

Мадам Клико-Понсардэн прожила долгую жизнь: до 89 лет она удивляла помощников и конкурентов неукротимым духом предпринимательства, проявляла настойчивость и волю в самом малом деле. Детей у нее не было, и, как говорят в Шампани, сегодня семейным предприятием управляют ее весьма далекие родственники. Впрочем, ее неизменное требование «шампанское Клико может быть только одного качества — лучшего» они усвоили вполне и свято соблюдают обычаи и традиции Дома.

Сегодня Дом «Vueve Clicquot Ponsardin» — это настоящая империя шампанского. На 286 гектарах расположились виноградники, носящие поэтические названия: Холм Белых Вин, Большая Долина Mарны, Большая Гора Пеймса, Западная Гора, Холм Saint Tierry. Кристиан Ренар, главный смотритель виноградников «Vueve Clicquot Ponsardin», каждый день обходит плантации вместе с сотней помощников: обрезка, подвязка, пиницировка, 2000 столбиков для лоз, 40 км проволоки для подвязки. Один гектар виноградника требует 500 часов годовой работы плюс инвестиций в размере до полутора миллионов франков. В среднем каждая лоза живет около тридцати лет, потом ее вырубают, и после небольшого отдыха земля вновь принимает новую лозу. Дел хватает для нескольких тысяч людей — на виноградниках «Vueve Clicquot Ponsardin» сезонные рабочие всегда имеют работу.

Каждый год в течение двух недель в Шампани самая горячая пора — сбор винограда. Ее начало и конец определяются от момента цветения — этим занимаются специалисты, большинство из которых выросли на виноградниках и переняли ремесло от дедов и прадедов. До сих пор сбор винограда осуществляется только вручную, и сезонные рабочие заранее стекаются к управляющим. Обычно все давно знакомы друг с другом, но это также отличный шанс для новичков, студентов и школьников неплохо заработать. Последний день сбора винограда становится ежегодным ритуалом, который отмечают довольно торжественно.

Собранные кисти тут же пускают под пресс и свежевыжатый сок сливают в цистерны. Сегодня у предприятия шесть центров прессовки, и, заботясь о качестве будущего вина, виноделы предприятия используют лишь 400 первых литров для первоначального «сырого» вина, из которого потом, после ряда сложных технологических операций, произведут престижные сорта.

Миллиарды сочных кистей позволяют выпускать миллионы бутылок знаменитого напитка с неповторимым букетом. Соединение трех основных сортов винограда, Pinot Meunier, Pinot Noir и Chardonnay, придает ему изумительный вкус, и в зависимости от сочетания сортов и дозировки ингредиентов компания выпускает шампанское brut, sec и demi-sec. Но до этого момента виноградный сок проходит множество этапов обработки. Первый — давление сока, не менее сложная и важная операция, чем все остальные в производстве шампанского. Если речь идет о черном винограде, давление выбирают послабее, поскольку кожура не должна окрашивать сусла. При входе в зал, где сусло «отдыхает» в цистернах из нержавеющей стали, вас непременно встретит броская надпись-предупреждение: «Осторожно, аромат!» Голова действительно может закружиться от немыслимой концентрации ароматов свежего виноградного сока.

В цистернах сусло бродит около двух недель, до момента превращения сахара из винограда в алкоголь. Дальше следуют три-четыре месяца очищения вина — его пропускают через фильтры. Потом наступает самый таинственный и ответственный период смешивания разных вин в большой цистерне — длится он всего неделю, а от его результатов зависит, как пойдет следующий этап превращения забродившего сока в шампанское. Весной следующего года смешанное в цистернах вино переливается в бутылки для второй ферментации, которая длится в среднем 10 дней. Именно тогда добавляют сахар и дрожжи, после которых в вине появляются пузырьки и новый осадок. В этом состоянии вино отправляют в подвалы, где оно может храниться годами в бутылках из темного стекла, запечатанных железными, наподобие пивных, пробками и обязательно в горизонтальном положении — эта ссылка в подвалы продолжается до вспенивания почти готового вина.

Вообще по законам Шампани срок хранения вина в подвалах оговорен раз и навсегда: для обычного шампанского это один год, для шампанского с обозначенным на бутылке годом (vintage) это три года, а то и пять лет, для самых престижных сортов (cuvee) это пять -восемь лет. По истечении этих сроков за два-три месяца до вспенивания бутылки устанавливают на специальные подставки для ремюажа, который-то и придумала мадам Клико.

Очень важна процедура ассамбляжа, когда окончательно определяется вкус будущего вина. Это коллективная работа специалистов-энологов, требующая внимания, интуиции, опыта. Специалисты по вкусу в стерильно чистой лаборатории каждый день проводят до тридцати дегустаций, выявляя новые сочетания и соединяя разные вкусовые элементы, чтобы создать неповторимый букет. Эта профессия высоко ценится в Шампани и чаще всего передается по наследству — здесь нужны особые гены. Чтобы получить хорошее шампанское ровного качества, в него следует добавить вина минувших лет, подобно тому, как это происходит в коньячном производстве. Например, престижный сорт Brut Care Jaune, знаменитая желтая этикетка которого давно стала символом шампанского «Vueve Clicquot Ponsardin», состоит из вин 50 различных сборов, к которым добавляются 25 — 40 процентов вин из резерва погребов. Попробуйте из этого количества вкусов составить неповторимый букет! Тут главная задача — создать равновесие, гармонию и условия для «ароматного наплыва», как говорят энологи. Именно эти неуловимые понятия составляют превосходство и неповторимый вкус шампанских вин от «Vueve Clicquot Ponsardin».

Как и двести лет назад, качество во многом зависит от урожая, который, в свою очередь, зависит от погоды. Если год выдается удачный, Комитет по дегустации решает дать вину этого урожая число по году и такое шампанское называется Vintage — оно будет цениться выше и стоить дороже, например, к шампанскому Vueve Clicquot Vintage Reserve 1995 можно подступиться только с довольно тугим кошельком. «Старение» такого вина, с годом на этикетке, на предприятии «Vueve Clicquot Ponsardin»длится в среднем пять лет. Шампанское без года, сортом ниже, «старится» около тридцати месяцев.
 

Фирма госпожи Клико-Понсардэн первой в Шампани стала международным предприятием еще сто лет назад, а в 1987 году становится полноправным членом солидного концерна L.V.M.H. Moet Hennessy-Louis Vuitton. Больше 85% знаменитых бутылок экспортируются в 110 стран мира, филиалы Дома расположены в Бразилии, Японии, США, Великобритании, где желтая этикетка давно стала знаком престижа и искусства жить. В 1990 году компания покупает виноградники в Новой Зеландии и Австралии — благодаря сходным климатическим условиям там производятся вина, вполне отвечающие требованиям к знаменитым шампанским.

Если доведется побывать в Шампани, постарайтесь сделать все, чтобы по-настоящему ощутить вкус «Вдовы Клико». Самое лучшее — остановиться в старинном, тщательно отреставрированном Hotel du Marc, резиденции Дома «Vueve Clicquot Ponsardin», построенном по указанию Николь Клико-Понсардэн для приезжих. Можно считать его музеем великой вдовы. Скрипящие полы, антикварная мебель в просторных комнатах (к слову, их всего пять!), домашние завтраки за длинным столом с хрустящей крахмальной скатертью, кухня размером с конюшню, роскошные интерьеры и, разумеется, портрет основательницы в одной из гостиных — настоящий семейный дом-отель, где царит очарование прошлого. Например, на вечернюю трапезу вас пригласят специальным билетом со словами «Вдова Клико-Понсардэн имеет честь пригласить Вас…», в котором ваше имя будет внесено в список гостей. И, разумеется, повсюду вас ждет изумительное шампанское.

Вдова винного дома

И еще кое что о шампанском

Хорошее шампанское — предмет роскоши. Даже отводя приличную сумму на приобретение заветной бутылки, не ошибитесь в выборе. Если попытаться сформулировать коротко, чем отличается хорошее шампанское от плохого, это сбалансированный вкус, мягкость, обязательно сильная парфюмированность, ощущение свежести во рту в лучшем случае — и кислая зеленая колючая жидкость без запаха и вкуса в худшем.

Выбирая шампанское к торжественному застолью, лучше обратить внимание на марку. Здесь весь мир следует простому правилу: покупать шампанское известных Домов, входящих в Синдикат Великих Марок и постоянно подтверждающих свой авторитет в мире знатоков. Это (по алфавиту) Bollinger, Duetz, Charles Heidsiesk, Krug, Laurent-Perrier, Moet&Chandon, Mumm, Piper-Heidsiesk, Pommery, Ruinart, Tattinger, Veuve Clicquot Ponsardin — вот лишь небольшая часть лучших из 10 000 производителей шампанских вин, зарегистрированных сегодня в Шампани.

Купив шампанское, не спешите поместить его в холодильник, поскольку вину там будет слишком холодно, и это помешает вам почувствовать вкус. Идеальное место для хранения — погреб, а если такового не имеется, до водружения на стол оставьте бутылку просто в темном прохладном месте.
 

За полчаса до подачи необходимо поместить бутылку в ведро с холодной водой и льдом в равных количествах — именно в этой ледяной каше шампанское охладится до необходимых 5 — 9 градусов. Если вы еще не обзавелись специальным ведром для охлаждения шампанского, Дом вдовы Клико выпустил превосходный подарок: в каждую коробку со знаменитой желтой этикеткой вложено складное ведерко — кулер из специального картона, в котором ваша бутылка в любой обстановке, на вечеринке в офисе или на лесной поляне через полчаса обретет нужную температуру. Чем престижнее шампанское, тем более холодным его стоит употреблять, чтобы полнее ощутить божественный вкус. Престижные вина следует разливать за две-три минуты после откупоривания бутылки, лишь наполовину заполнив бокал, — так вы лучше ощутите великолепный аромат.

Очень важно пить шампанское из «правильных» бокалов, форма которых сконструирована таким образом, что с первым же глотком вино попадает в нужные вкусовые зоны, отвечающие за полноту ощущений. Только «правильные» бокалы помогут по-настоящему оценить вкус и букет напитка. Разумеется, они должны быть легкими и абсолютно прозрачными, из тонкого стекла или хрусталя. Различают бокалы «флют» (flute) в форме флейты — вытянутые на тонкой высокой ножке, которые заполняют не более чем наполовину. Бокалы «флют» преимущественно употребляют для дегустации сухих шампанских вин. В бокале этой формы лучше всего концентрируется неповторимый, слегка дрожжевой аромат, а ощущение кремовой текстуры вина усиливается с каждым глотком. Пузырьки не должны заглушать приятных ощущений, хотя они вносят свой вклад в удовольствие от шампанского. К слову, чем мельче и незаметнее пузырьки, тем более качественное шампанское вы дегустируете. Другая форма, в виде чаши, «куп шампань» (coupe champagne) лучше помогает оценить более сладкие сорта. Подчеркивая их кислинку, она уравновешивает сладость. Из такого бокала следует пить вино мелкими глотками, и тогда весь изумительный букет вина окажется на поверхности нёба.

Сухое шампанское (sec), а лучше брют (brut) — превосходный аперитив. Вообще пить только брют — значит показать, что вы тонкая штучка. Выбрав брют для начала обеда, вы обнаружите великолепный вкус и дадите понять, что знаете толк в шампанском. Кроме того, брют превосходно очищает вкусовые способности перед трапезой. При выборе блюд марка и сорт шампанского большого значения не имеют — шампанское хорошо гармонирует с любым видом еды, будь то салаты и закуски, икра или устрицы, дары моря и рыбные блюда, сыры и десерты. Кстати, во времена вдовы Клико было принято в конце обеда подавать полусухое шампанское разлитым в графины. Так игристость вина несколько смягчалась, что к концу обеда, после нескольких видов brut и sec помогало преодолеть некоторую усталость от разных сортов шампанского и лучше оценить десерт — груши под карамелью или шоколадные трюфели.

Вдова винного дома

http://www.lady.ru/career/архив/24547

История Шампанского http://www.gurman-prom.ua/ru/p_istoriya-shampanskogo/

Источник: remidios-fine.livejournal.com

… Некоторые всерьез полагали, что Николь Клико продала душу дьяволу, получив взамен от него помощь в приготовлении вина и неограниченную поддержку в бизнесе… Ну, может так оно и было…

Винный Дом Veuve Clicquot (Вдова Клико) известен во всем мире уже две с половиной сотни лет.

Барба-Николь Клико-Понсарден.

Мадам Клико родилась в Реймсе в 1777 году в семье барона Николя Понсардена. Она получила имя Барба-Николь Понсарден, а баронский титул отца и его огромное состояние дали девочке прекрасное образование.

В 1798 году она сочеталась браком с Франсуа Клико. Ее супруг был знатного французского рода, торговал шерстью, занимался банковскими делами и производством шампанских вин, которое организовал его отец Филипп Клико в 1772 году. Их брак не был долгим, и в возрасте 27 лет Барба-Николь Клико-Понсарден овдовела. Ходили слухи, что Франсуа страдал депрессиями и по этой причине свел счеты с жизнью. После смерти мужа на руках молодой вдовы остался ребенок, целая бизнес-империя, фамильный замок и огромные виноградники, вином от которых были заполнены подвалы протяженностью почти 24 километра в глубинах меловой горы.

Николь Клико не пала духом и принялась за работу с одержимостью и целями сделать свое вино лучшим на свете. Подход к работе молодая баронесса Клико имела научный: она изучила весь технологический процесс производства и хранения вина, начиная от состава почв и свойств виноградной лозы, борьбы с насекомыми-вредителями на разных этапах роста и уборки урожая до переработки, розлива в бутылки и хранения в подвалах. Огромное внимание она уделяла сфере маркетинга: изучала вкусы почитателей вина, принимала к сведению пожелания и претензии своих клиентов.

Виноградники Дома «Вдова Клико-Понсарден».

При таких обстоятельствах ее успех в виноделии был неминуем, в бизнес потекли инвестиции, предприятие расширялось, известность вина вдовы Клико приобретала невероятные масштабы.

Практически единственным недовольством любителей вина в те времена являлся мутный осадок, собирающийся на дне бутылок, и потеря "веселящих волшебных пузырьков" после открытия бутылки.

Николь придумала, как сделать вино прозрачным и при этом сохранить волшебные пузырьки! Она заставила сделать на полках, где хранились бутылки с шампанским, множество отверстий. В эти отверстия под определенным наклоном горлышком вниз вставили бутылки. Угол наклона каждой бутылки регулярно меняли и весь осадок постепенно скапливался на пробке. Потом бутылки замораживали, а перед употреблением откупоривали аккуратно, в результате всех этих манипуляций в бутылке оставалось прозрачное вино с забавными веселящими пузырьками. Вот так Мадам Клико изобрела “ремюаж” – метод, благодаря которому, шампанское за три месяца избавляется от осадка, становится кристально прозрачным и не теряет свои волшебные пузырьки, которые и делают шампанское шампанским! Этот секрет Николь хранила 10 лет, за которые ее шампанское стало единственным брендовым напитком высочайшего вкуса, чистоты и всеобщего обожания. Конкуренты так и не смогли отгадать тайну напитка баронессы, и только получив секрет приготовления такого вина, смогли освоить процесс создания прозрачности своих вин и их игристости. Но время было потеряно — совершенство вина вдовы Клико так и осталось для них на недосягаемой высоте.

Стол для ремюажа.

1816 год считается годом изобретения Мадам Клико первого стола-пюпитра для ремюажа, который гарантировал кристальную чистоту вина. Этот процесс применяется и поныне. Мадам Клико, благодаря своим способностям, стала известна как «гран-дама Шампани» (grande dame of Champagne).

Да, еще она изобрела мюзле — проволочную уздечку, надеваемую на пробку, чтобы та не покинула горлышко раньше назначенного ей времени. Есть легенда, что первое мюзле было изготовлено из проволоки, которую выдернула из своего старого корсажа Николь Клико, чтобы закрепить на горлышке бутылки пробку своего сорта шампанского "Вдова Клико". Но это всего лишь очередной миф о талантливой Николь. Все мюзле в те времена делались из верёвки и только в 1844 году было запатентовано первое проволочное мюзле. Теперь мюзле изготавливается из стальной низкоуглеродистой оцинкованной или эмалированной проволоки толщиной 0,7–1,0 мм, и длиной 50-60 сантиметров. Жидкость в бутылке находится под давлением, в 3 раза превышающем давление в автомобильной шине. Чтобы снять мюзле, достаточно шести полуоборотов проволоки.

Пробка шампанского Вдова Клико выполнена из пробкового дерева и имеет металлическую защиту с изображением самой мадам Клико.

В 1810 году Мадам Клико в очередной раз подтвердила свое мастерство, создав первое в регионе зарегистрированное винтажное шампанское — вино, созданное из винограда одного года с выдержкой не менее трех лет. Винтажные вина всегда дороже классических. У них дольше выдержка дольше и более сложный вкус, это всегда самые лучшие урожаи. Винтажи еще называют миллезимным вином, их создают в года наиболее удачного урожая. И если задача обычных (классических вин) поддерживать из года в год один и тот же стиль, вкус, аромат, то миллезимы определенного года не могут повторяться и быть произведены снова.

В 1811 году виноградники Николь Клико подарили небывалый урожай винограда, удивительные качества которого были приписаны комете, появившейся в небе в этом году. В честь этой гостьи-кометы новое вино баронессы назвали именно " Comet Vintage". Именно это шампанское Пушкин упоминал в своем "Евгении Онегине".

В Россию прекрасное шампанское “Вдова Клико” попало в 1806 году и сразу же стало одним из самых любимых. А уже в 1814 году дом Veuve Clicquot-Ponsardin производил свою продукцию почти только для России, т.к. количество заказов было настолько большим, что готовить и поставлять шампанское в другие страны просто не оставалось возможности. В Россию было отправлено 10 500 бутылок. Восхищенная отвагой и мужеством русских в войне в Наполеоном, мадам Клико нарушила континентальное эмбарго, принятое в Европе, и отправила корабль своего вина в Санкт-Петербург. Ее шампанское было с восторгом воспринято в России, его воспевали Пушкин, Чехов и Гоголь.

В 1818 году Мадам Клико создала первый «Rosé d'assemblage» — «розовый купаж», смешав свое шампанское с собственным вином Бузи. До этого розовое шампанское получали только путем его подкрашивания соком калины.

Мадам Николь старалась использовать каждую новую возникающую возможность, была готова рисковать, стремясь расширить свой бизнес до границ всего мира. Бескомпромиссная, когда дело касалось качества ее вин, она смело совершенствовала новые технологии производства. Не удивительно, что всего через несколько лет ее имя стало торговой маркой совершенства. В наши дни это имя знают во всем мире.

Дело всей своей жизни — Дом Veuve Clicquot-Ponsardin, Николь завещала своему партнеру Эдуарду Верле. Родственники Николь были крайне недовольны тем, что такое наследство ушло из их рук. Эдуард Верле не состоял в каких-либо родственных связях с Николь, но ему она доверяла и знала, что он продолжит заботу о ее Доме. Так и случилось — его потомки упрочили после ее смерти славу марки Вдовы Клико.

Николь Клико-Понсарден прожила долгую и насыщенную жизнь. После смерти своего мужа Франсуа Клико замуж она больше не выходила, жила в замке Château de Boursault города Бурсо. Она скончалась 29 июля 1866 года в возрасте 88 лет и была похоронена в фамильном склепе семьи Клико-Понсарден на Северном кладбище в Реймсе.

Уже после ее смерти 12 февраля 1877 года была зарегистрирована первая торговая марка «V.Clicquot P. Werlé’ Yellow label» и все бутылки прекраснейшего шампанского Николь Клико получили свои желтые этикетки (yellow label), что для того времени было довольно необычно.

Желтые этикетки шампанского Мадам Клико.

А в 1909 году Дом «Вдова Клико-Понсарден» разработал новую технологию и снова улучшил свои вина, совершив важнейшие в истории открытия в области энологии — науки о вине. Они расширили свое промышленное наследие, освоив в предместьях Реймса 482 бывших известняковых каменоломни, где теперь расположены центр приема посетителей и производственный участок. В 2015 году карьеры Вдовы Клико — известняковые каменоломни, в которых сейчас выдерживается шампанское Veuve Clicquot, внесены в список мирового наследия ЮНЕСКО.

На свою 200-ю годовщину в 1972 году Дом выпустил престижное винтажное кюве La Grande Dame. А еще в дань уважения духу предпринимательства мадам Клико была учреждена премия Veuve Clicquot Business Woman Award. Сегодня эта международная бизнес-премия, учрежденная в честь первой женщины-предпринимательницы XIX века, мадам Клико, объединяет успешных и влиятельных женщин со всего мира.

В 1986 году Луи Виттон (Louis Vuitton) приобрел права на марку «Вдова Клико», а уже на следующий год был основан холдинг LVMH (Moët-Hennessy — Louis Vuitton).

Сегодня Дом “Вдова Клико Понсарден” — это настоящая империя шампанского. Виноградники Veuve Clicquot занимают 393 гектара собственной земли компании и поставляют ей виноград. Земля компании занимает самые плодородные территории Шампани: 12 из 17 Grands Crus (элитных виноградников) и 18 из 44 Premiers Crus (лучших виноградников). Продукцию фирмы сегодня закупают около 150 стран мира, желтая этикетка на бутылках шампанского “Мадам Клико” давно стала знаком престижа и искусства жить. Память о мадам до сих пор чтят в Доме: самое лучшее и дорогое шампанское Дома носит название “Grand Dame.

Шампанское Дома «Вдова Клико» “Grand Dame.”

Вся история Дома «Вдова Клико» отмечена легендарными винами, каждое из которых отвечало требованиям качества, ведь именно этого добивалась мадам Клико.

Верный этому наследию, Дом и поныне гордится своим девизом: «Единственное качество — наилучшее». Короткая цепочка наследников, всего 10 главных виноделов, возглавляла эти поиски качества и, таким образом, обеспечивала преемственность стиля Дома «Вдова Клико»: силу и изысканность. Привилегии марки «Вдова Клико» – совершенство и качество. Используется только виноградный сок первого (самого ценного) отжима.

Такая вот краткая история Барбы-Николь Клико — “Великой Дамы Шампани”, ее знаменитого Дома и прекрасного вина, о котором писали Пушкин и Чехов, Гоголь и Марсель Пруст, Клод Моне и Агата Кристи, Ян Флеминг и Жюль Верн…

Источник: zen.yandex.ru


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.