Крепость водки при петре 1


Не травимся – лечимся

Слово «водка» восходит к праславянскому «вода». В польских диалектах «wodka» имела несколько значений – «водичка» (уменьшительно ласкательное от «вода»), «водоем» и «маленький водоем» («заводь»).

В 1533-1534 годах в русских письменных источниках и в документах Речи Посполитой слова фиксируются «водка» и «wodka» в значении «лечебная вода» – лекарственные средства на основе дистиллята.

Употребляли такие целебные водки, добавляя их в воду, как и сейчас доктора рекомендуют поступать с лекарствами на спирту. Таким образом, современные аптечные настойки боярышника, подорожника и подобные им смело можно называть водками. Как минимум в значении первой трети шестнадцатого столетия.

Крепкий алкогольный напиток, напоминавший современную водку, в те годы в России называли «самогоном», «полугаром», «хлебным вином», «горячим вином» или «куренником» (слова «курение» означало процесс возгонки). Термину «водка» эти названия в России уступили лишь к семнадцатому веку. Тогда же – при Петре I — водка впервые упоминается в российских законодательных и государственных документах.

Аптека – монастырь – трактир


Процесс дистилляция, с помощью которого получают спирт, известен человечеству уже около двух тысяч лет. Первые упоминания о нем встречаются в относящихся еще к I веку манускриптах египетских алхимиков. В IX веке дистилляцию для получения эфирных масел применял Авиценна.

Первое упоминание о получении с помощью дистилляции непосредственно алкоголя относится к XII веку. Возгоняли его в Италии, в Салерно для медицинских целей. При этом историки считают, что к итальянцам технология пришла от арабов (об этом говорит сам термин «алкоголь», что в переводе с арабского – «опьяняющий»), просто упоминаний об этом не сохранилось.

Как способ получения алкогольных напитков, дистилляция за какой-то век распространилась по Европе, перестав быть уделом ученых и аптекарей. В России первые крепкие спиртные напитки, полученные дистилляцией, упоминаются с 1399 года. Изначально в России водку гнали из ржаной браги, а с 1740-1760 годов также из пшеницы и картофеля.

Может показаться странным, но зачастую первыми производителями водки (и в России в том числе) становились монастыри. Этому способствовали традиции монастырского винокурения. Монахи всегда делали и вино, и пиво, и мед, дистилляция же — еще и способ спасти сусло от скисания. Научившись же перегонять на спирт вино и оценив результат, удешевить процесс, перейдя на дистилляцию браги из злаков – только вопрос времени.

Крепость водки при петре 1

От 38 к 40


На протяжении нескольких столетий крепость водки не регламентировалась никак. Чем крепче, тем лучше, но в целом это оставалось на совести производителя или торговца.

Тем не менее, за сильно разведенную водку торговца могли наказать, поэтому крепость напитка проверяли, поджигая ее. Кстати, этот способ проверки также изобрели монахи – на этот раз Тевтонского ордена.

Водку поджигали, вылив ее в широкую посуду, а когда она потухала – измеряли объем остатка (для этого существовала специальная мерная посуда). Крепость считалась нормальной, если выгорала ровно половина объема. Отсюда пошло старинное русское название хлебного дистиллята – «полугар». Крепость полугара равнялась современным 38 градусам.

Именно 38 градусов были установлены в Российской Империи с 1817 года, как нижний порог крепости водки. Водку слабее 38 градусов продавать запрещали. Почему?

Акцизы от виноторговли шли напрямую царю. Если целовальник (купец, выкупивший право торговать водкой и целовавший крест делать это честно) разбавляет водку сильнее – значит недоплачивает казне, то есть лично царя обворовывает. А за такое могли и казнить. Легко проверяемый стандарт полугара как раз и должен был выявлять недобросовестных целовальников.


С 1843 года нижний порог в 38 градусов в России прописали законодательно. При этом верхний порог крепости у водки отсутствовал.

А государственный стандарт крепости водки в 40 градусов установили только в 1886 году. Его зафиксировали в Уставе о питейных сборах Российской Империи.

Изменение произошло с развитием технологий. Когда появились спиртометры, необходимость в непременно 38-градусном «полугаре», как единственном физическом и наглядном способе контроля торговцев водкой, отпала. Спиртометр позволил точно и просто определить содержание алкоголя в любом напитке. А «круглое» число градусов – те самые 40 – значительно облегчает задачу подсчета и количества произведенной водки, и уплачиваемых с нее акцизов.

Менделеев водку не придумывал

Распространенный миф о русской водке – ее придумал Менделеев. Все пошло с того, что Дмитрий Иванович Менделеев защитил докторскую диссертацию по теме «О соединении спирта с водой». Якобы там он «описывает» рецепт водки «московская особенная» и доказывает, что 40-градусная водка наносит меньше всего вреда организму.

На самом деле работа Менделеева «О соединении спирта с водой» – это труд не по химии, а по метрологии. В том числе – по проблеме удобства исчисления акцизов, в связи с которой русская водка стала 40-градусной. Ученый писал о свойствах этилового спирта. Ни о какой водке и ее биохимическом составе в труде речи не идет. И тем более о рецепте.

Кстати, по свидетельствам современников Дмитрий Иванович Менделеев на протяжении всей жизни водку пил крайне редко и неохотно.

Цена бутылки и переплата за репутацию


Современная технология производства русской водки была разработана еще в 1890-х годах и до наших дней почти не изменилась.

В наши дни спирт-ректификат (основа водки, спирт ≈ 96 градусов) делают из зернового сырья (Россия, Украина, Беларусь), зернового-картофельного (Россия) и картофельного (Германия, Польша, Беларусь). В 100 граммах современной водки – 235 ккал.

Лидеры по производству водки в мире – США и Россия. Доля водки в мире среди крепких алкогольных напитков (виски, ром, джин, текила, коньяк, абсент) – 20%.

Стоимость бутылки водки 0,5 литра и крепостью 40 градусов в России в декабре 2019 года складывалась так:

  • себестоимость сырья – 35 рублей;
  • заработок производителя – 5 рублей;
  • логистика – 5 рублей;
  • НДС – 25 рублей;
  • наценка розницы – 60 рублей;
  • акцизы – 100 рублей.

В итоге получаем цену на бутылку водки – 230 рублей. Все что дешевле – подпольные суррогаты и подделка. Что дороже – маркетинговые ходы и красивые легенды. На любом крупном алкогольном предприятии разливают по 2 – 10 сортов и видов водки, различающихся в цене, но все они делаются по одной технологии, отличие в сырье и воде незначительны. Для дорогой водки придумываются красивые этикетки и маркетинговые легенды по типу «вода гор», «пшеница класса люкс», «тройная очистка углем карельской березы» и т.д. и т.п. На деле стоимость поллитровки – 40 рублей. Все остальное налоги, акцизы, затраты на доставку ее в магазин и доходы розницы.

Источник: kuban24.tv


Крепость водки при петре 1

Версия I
Само слово «водка», известное с XVII столетия, скорее всего является производным от «воды», при этом в прежние времена для обозначения этого напитка использовались и другие термины: вино (хлебное вино), корчма или корчемное вино, куренное вино, горящее вино, жженое вино, горькое вино и др. В России, как принято считать, водку или, точнее, ее прообраз — крепкий напиток под названием aqua vitae (аква-вита в переводе с латыни — «вода жизни») — впервые привезли генуэзцы, направлявшиеся в Литву по торговым делам. Путь их пролегал через Москву, в которой иноземцы получили аудиенцию у князя Дмитрия Ивановича, прозванного за победу над монголо-татарами на Куликовом поле Донским. Будучи польщенными гостеприимством московского правителя, они подарили ему сосуды с упомянутым хмельным напитком. Но особого впечатления на наших предков этот продукт перегонки забродившего сока винограда не произвел. На Руси тогда отдавали предпочтение меду и пиву.
Прошло время, и в 1429 году аква-вита вновь была привезена в Москву иноземцами, на этот раз — в качестве универсального лекарства.


и дворе тогдашнего правителя, юного князя Василия II Васильевича, который впоследствии в междоусобной борьбе с родственниками лишился зрения и был прозван «Темным», жидкость, по всей видимости, оценили, однако ввиду ее крепости предпочитали разводить водой. Очень вероятно, что идея разведения спирта, каковым в сущности и являлась аква-вита, послужила толчком к производству русской водки, но уже, естественно, из зерна, которым Русь была «зело богата». Как бы то ни было, в XV веке в монастырях Московской Руси начали производить зерновую русскую водку.
Уже в начале XVI столетия «горящее вино» повезли не в Россию, а из нее. Это был первый опыт русского водочного экспорта, которому позднее было суждено завоевать мир. Примечательно, что уже в конце XV века великий князь Московский и «государь Всея Руси» Иван III, отличавшийся прозорливостью и стратегическим мышлением, ввел государственную монополию на производство и продажу водки, равно как и на все прочие алкогольные напитки.
В 1533 году, как принято считать, в Москве был открыт первый «царев кабак» — питейное заведение, в котором продавались разные спиртные напитки, в том числе и водка. Во времена Ивана Грозного кабаки получили известное распространение, причем их посетителями были по преимуществу царские опричники, легко расстававшиеся с неправедно нажитыми деньгами. О московских кабаках упоминали в своих дневниках и путевых заметках иноземцы, посещавшие во второй половине XVI века Московию.

и даже называли эти питейные заведения «русскими тавернами». Кстати, само слово «кабак» — не славянского происхождения. А вот какого именно — никто точно не знает; единственное, в чем единодушны языковеды, так это в том, что занесено оно в Россию откуда-то с Востока. В кабаках выпивали, дрались, играли в «зернь» (то есть в кости), но, к сожалению, не закусывали. Кабацкий бизнес приносил государству немалый доход, поэтому и Рюриковичи, и Борис Годунов, и первые Романовы не только сохраняли государственную монополию, но даже ужесточали ее.
XVII век современники справедливо прозвали «бунташным», ведь это была сплошная череда народных возмущений, разного рода разбойных действ. Наряду с бунтами «медными», «соляными» и прочими, в то время вспыхивали и «кабацкие» бунты, вызванные неизбежными злоупотреблениями кабацких голов и их помощников.
Порядок производства и продажи водки в России неоднократно менялся; система винных откупов, то есть право производить водку или торговать ею, платя при этом государству небольшой процент, сказочно обогатившая так называемых откупщиков, то вводилась, то отменялась. Петр I сочетал откупы с казенной продажей водки, стремясь обеспечить наибольшие поступления в казну. В Петровскую эпоху было положено начало династиям русских «водочных королей», заводчиков. В 1716 году первый Император Всероссийский предложил дворянскому и купеческому сословиям исключительное право заниматься винокурением на своих землях.
В середине XVIII века производством водки в России, наряду с казенными заводами, занимались дворяне-землевладельцы, хозяева разбросанных по стране поместий.

ператрица Екатерина II, покровительствовавшая дворянскому сословию, пожаловавшая ему множество разных льгот, сделала винокурение исключительной привилегией дворян. Императорский Указа от 31 марта 1765 года разрешал «курить вино» только дворянам, при этом они были освобождены от налогообложения. Богатые купцы, нажившие свои состояния в те времена, когда в России производить водку мог любой — лишь бы платил «винокуренную пошлину» — пытались держать винокурни на паях с дворянами или вообще записывать их на подставных лиц. Однако правительство следило за соблюдением этой дворянской привилегии и немилосердно наказывало ослушников, конфисковывая такие предприятия.
Не приходится удивляться, что значительная часть водки производилась в помещичьих усадьбах, причем качество напитка было поднято на необозримую высоту. Производители стремились добиться высокой степени очистки водки, использовали для этого естественные животные белки — молоко и яичный белок.
Любопытно, что «домашние водки», в отличие от казенных, были преимущественно ароматизированными. В трижды перегнанный спирт добавляли воду и разные растительные ароматизаторы. А затем делали еще одну, (четвертую!) перегонку. Если верить свидетельствам современников, в дворянских усадьбах выставляли на столы графинчики с такими напитками, которые сегодня и вообразить невозможно! Изощренные гурманы считали делом чести иметь в кладовых водки, названия которых соответствовали всем буквам русского алфавита от «А»» (анисовая) до «Я» (яблочная).

шневая и грушевая, ежевичная и желудевая, тминная и укропная, черемуховая и шалфейная… Какие только ягоды, корешки, семена древесных пород не использовали для ароматизации традиционного русского напитка! При этом едва ли не каждый поместный дворянин имел свою собственную, оригинальную марку водки, что называется «с изюминкой». В XIX веке, начало которого ознаменовалось Отечественной войной 1812 года, российская казна оскудела, рубль подвергся инфляции, правительство же ввело государственную водочную монополию на большинстве территорий Российской империи, за исключением разве что Сибири, где бороться с произволом откупщиков все равно было бесполезно. Характерно, что после окончания Наполеоновских войн русская водка была высоко оценена во Франции, при этом ее уже воспринимали не просто как еще один экзотический напиток, а как нечто благородное и чистое, привнесенное во французскую жизнь победителями Бонапарта. В России же механизм производства и продажи водки продолжал меняться. В пореформенную эпоху сначала ввели акцизную систему, затем задумались о том, как лучше продавать хлебное вино. Если до 1885 года водка продавалась на вынос только ведрами (по 12,3 литра), то теперь получила развитие бутылочная торговля.
Появление водки «Московской Особой» непосредственно связано с именем знаменитого химика Д.И.

нделеева. Ученый, в течение полутора лет искавший идеальное соотношение объема и веса частей спирта и воды, решил-таки эту задачу и опубликовал результаты своих исследований в докторской диссертации «Рассуждение о соединении спирта с водою». Выводы Д.И. Менделеева были по достоинству оценены и с успехом использованы в алкоголометрии и водочном производстве. В 1894-1896 годах был установлен государственный эталон на водку, введена государственная водочная монополия, постепенно распространившаяся на всей территории страны.
Одни только запретительные меры, впервые примененные в период русско-японской войны 1904-1905 годов, достойны отдельного обстоятельного разговора. А «сухой закон», введенный 2 августа 1914 года правительством императорской России и фактически отмененный лишь в 1925 году Советской властью? Примечательно, что упомянутая выше водочная монополия привела к некоторому уменьшению пьянства, которое к началу XX века приобрело устрашающие масштабы. В немалой степени этому способствовало упорядочение торговли водкой — во многих губерниях она прекращалась в 8 часов вечера. Правда, это ограничение не распространялось на Петербург и Москву.
В мае 1985 года, с наступлением эпохи Горбачева, вступил в силу печальной памяти документ, известный под названием «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма», нанесший сильнейший удар по отечественной ликероводочной промышленности. И хотя через 5 лет это абсурдное решение было признано ошибочным, произведенный ущерб ощущается до сих пор.
7 июня 1992 года первый президент России Б.Н. Ельцын издал Указ об отмене государственной монополии на водку. В результате страну захлестнула волна низкопробной, а зачастую и просто фальсифицированной и поэтому опасной для здоровья продукции. Эффект широкого распространения псевдоводок был столь силен, а потери бюджета столь ощутимы, что уже через год, 11 июня 1993 года, был подписан новый президентский указ, на этот раз — «О восстановлении государственной монополии на производство, хранение, оптовую и розничную продажу алкогольной продукции».

Версия II
В 1997 г. исполнилось 850 лет со времени первого упоминания в Вятской летописи (1147 г.) факта строительства в г. Хлынове (Вятка) винокурни, которую можно считать прародительницей российского промышленного производства водки.
Водка — чисто русский национальный продукт, полностью отвечающий характеру народов России. Это самый чистый в мире алкогольный напиток. Первенство в производстве водки, да и рождение слова «водка» принадлежит Великому Новгороду.
В берестяной грамоте датируемой XIII в. написано: «Аще водя по три рубля, прода. Али не водя, не продай». Слово «вода» в то время так и писалось — вода. Стало быть «водя» — это то, что нужно было изготовить и продать по три рубля.
За рубль в те времена можно было купить хорошего коня. Цена на зерно для изготовления водки была очень высокой. Отсюда и дороговизна «води», производимой из дорогого зерна. Новгородцы знали также и один из аспектов производства водки — изготовление ржаного солода. Это также стало известно из берестяных грамот. Русские всегда любили веселье, игры, музыку, пляску; любили также вино, но ценили трезвость, как добродетель. В 1174 г. хлыновский летописец писал о том, что некоторые новгородцы выехали из Новгорода и, доплыв до Камы, в устье реки Хлыновицы возвели городок и назвали его Хлынов. В этом же году, пишет летописец, в городе открылась первая винокурня. Таким образом, секрет производства водки в Хлынов завезли все те же новгородцы.
Несмотря на то, что производство крепкого алкогольного напитка из ржи было известно на Руси с незапамятных времен, злоупотребления им не наблюдалось даже и на княжеских пирах, угощенье и питье на которых было весьма обильным.
Во времена Ивана Калиты, когда Москва собирала со всей Руси мастеровых людей, попали в нее и новгородские умельцы, организовав там первое московское производство водки. Вероятно из-за малочисленности новгородцев в Москве слово «водя» не прижилось и водку назвали на московский лад — вареным вином. Именно во времена Ивана Калиты были открыты на Ярославской ярмарке первые семьдесят питейных домов, для «народного веселья и заключения сделок», торговавших «вареным вином» — водкой. Иван III в 1474 г. издал Указ о введении Первой Государственной монополии на производство и продажу водки в России. Иван Грозный учредил царевы кабаки, которые дозволялось посещать лишь на Святой неделе, в Рождество Христово и на Дмитриевской субботе.
За употребление водки народом в другое время сажали в тюрьму, но в разрешенные дни народ мог пить свободно. В кабаках был вывешен специальный указ, в котором строго настрого запрещалось забирать «питуха» из кабака «доколе он сидит в одеже и не пропился до креста». Всех, кто нарушал этот царский указ, наказывали кнутом. Сын Ивана Грозного, царь Федор Иоаннович, закрыл все кабаки, но, несмотря на это, водкой продолжали торговать в отдаленных от Москвы городах в питейных домах.
При Федоре Иоанновиче водка была предметом внешнеторгового обмена. Заключив выгодную сделку по покупке русской водки, иностранные купцы «отмечали» это событие той же водкой в своих гостиных дворах.
Царь Алексей Михайлович Романов распорядился вновь открыть государевы кабаки и даже построить много новых. Он также распорядился, чтобы во всех питейных домах обязательно подавали закуску. В качестве таковой в то время предлагали лук и чеснок. При нем же кабаки переименовывались в трактиры, где наряду с выпивкой подавалась и соответствующая хлебная или мясная закуска.
При Петре I водка при дворе называлась словом «простая». Все соратники Петра уважали этот напиток. Многие иностранцы пытались подражать им, но дело иногда заканчивалось трагедией. Так, племянница Петра — Анна овдовела на следующий день после свадьбы. Ее супруг, герцог Курляндский, доказывая что иностранцы могут пить так же как русские, так опился водкой на свадебном пиру, что на следующий день помер.
За два года царствования Екатерины I было приобретено (по данным датского посланника Вестфаля) водки для двора на 0,5 млн рублей, при общем доходе Государства Российского в 10 млн рублей.
«Золотой век» Екатерины II отмечен уникальными достижениями и в области производства водки. Именно тогда была получена водка невиданного ранее высочайшего качества. Бутылку такой водки в подарок от Императрицы Екатерины Великой считали за честь получить все монархи мира. Ее цена в несколько раз превосходила цену самых редких коньяков Франции. Более элитарного напитка больше не существовало в мире никогда.
На водочные доходы жили известные в истории России фамилии. Дед А. С. Пушкина — подпоручик Лев Александрович Пушкин, имел в селе Болдино винокуренный завод, с доходов которого удалось содержать многочисленную семью и дать прекрасное образование внуку, Александру Сергеевичу Пушкину, в Царскосельском лицее.
Император Александр I впервые за всю историю России приказал выделять на развитие винокурения государственные дотации.
Затем эти дотационные деньги, с солидной прибавкой возвратившись в казну, дали возможность на 100 % финансировать военные действия против Наполеона. Наиболее крупные преобразования в отрасли, производящей водку, были осуществлены по инициативе Императора Александра III. Ему принадлежит идея создания сети государственных ликеро-водочных заводов.

Источник: vvv2010.livejournal.com

«Водячная» береста

Поскольку никаких документальных доказательств у нас никто и никогда не искал, то в правительстве поднялся переполох. Если верх одержат поляки или американцы, то нам придется покупать у них право на экспорт собственной водки!
На помощь чиновникам пришел скромный историк В. В. Похлебкин. Он пересмотрел горы архивных документов и нашел-таки указ великого князя Ивана III от 1474 года, по которому людям, производившим водку на дому, запрещалось ее продавать. По мнению исследователя, указ свидетельствовал о введении на Руси первой государственной монополии на водку.

Документы, представленные противной стороной, у суда доверия не вызвали. В 1982 году он признал приоритет СССР и право на производство водки, использование торговой марки и рекламного лозунга: «Только водка из России – настоящая русская водка».

Введение государственной монополии означало, что к 1474 году водка на Руси диковинкой уже не была, ее производили в значительных количествах, и она пользовалась устойчивым спросом. Но когда и где она появилась – оставалось загадкой до тех пор, пока в 1996 году профессор А. П. Смирнов не заинтересовался новгородскими берестяными грамотами, одна из которых гласила: «Аже водя по 3 рубля продаи али не водя не продаи».

Согласно версии Смирнова, грамота представляет собой наказ боярина к управляющему, собиравшемуся поехать в хозяйскую вотчину. Тот должен был выяснить, готова ли водка («водя»), предназначенная для продажи. Если водка готова, что ее надо было продать по три рубля, а если не готова («не водя»), то с продажей следовало повременить.

Поскольку историки датировали грамоту ориентировочно 1250 годом, то отечественные производители водки решили эту дату сделать годом ее рождения, а местом рождения был назван Господин Великий Новгород.

Неисправимые «питухи»

С древних времен до конца XVII века простой народ производил водку самыми примитивными способами – вымораживая или прогревая ржаное сусло. Простейшие перегонные аппараты – алямбики, – состоявшие из глиняной корчаги (кувшин с широким горлом) и особой крышки к ней, использовали только бояре да крупные монастыри.

Процесс получения водки был долгим, и при корчагах и перегонных аппаратах всегда должен был сидеть надежный человек, поэтому в средние века производство водки именовали «сидением спирта» или «водочным сидением», а саму водку часто величали – по одному из составляющих или способу производства, а может быть, и по воздействию – «хлебенным» или «горячим» вином.

Когда на Руси появились первые питейные места, история умалчивает. Известно, однако, что уже при Иване Калите (начало XIV века) на ярмарке в Холопьем городке торговые сделки обмывались сразу… в семидесяти питейных домах. Иван Грозный учредил первые «царевы» кабаки, коим водку поставлял государев Сытный двор.

Правда, чтобы народ не спился, гулять в кабаках ему разрешалось в строго определенные дни – на Рождество Христово и на Пасху, в поминальную родительскую субботу и в Николин день. Однако находилось немалое число «питухов», живших под девизом: «Нашу волю не сломить: пили, пьем, и будем пить!»

С ними у царских стражников разговор был короток. Попался пьяным в будний день впервые – садись в «бражную тюрьму» на несколько недель. Второй раз попадешься – поведут тебя по улицам, лупцуя кнутом. За третью «вину» сидеть приходилось долго, при этом провинившегося били батогами до десяти раз. Ну а за четвертую «вину» грозило пожизненное заключение.

Иностранцы, побывавшие на Руси в XV–XVII веках, наперебой описывали пьянство русских. Любопытно, что во всех воспоминаниях в качестве красочного примера фигурировала злосчастная стрелецкая слобода Наливайка (от слова «налей»), находившаяся в Замоскворечье.

Оказалось, что московский князь был вынужден переселить из Кремля за Москву-реку не русских, а… иноземных солдат: поляков, немцев и литовцев, потому что, как писал голштинский придворный советник, математик и антиквар Адам Олеарий, «иноземцы более московитов занимались выпивками, и так как нельзя было надеяться, что этот привычный и даже прирожденный порок можно было искоренить, то им дали полную свободу пить.

Чтобы они, однако, дурным примером своим не заразили русских (эти последние также весьма склонны к пиршествам и выпивкам), то пьяной братии пришлось жить в одиночестве за забором».

Перегонные аппараты для Персии

Как ни странно, русская водка пришлась по нраву даже персидскому шаху. Персидские торговые люди и купцы были желанными гостями на Руси. В какой-то из своих приездов они и закупили несколько ведер водки.

Под каким «соусом» ее преподнесли ревнителю ислама шаху Аббасу I, никто не знает. Но только очередное персидское посольство передало царю Борису Годунову просьбу шаха о присылке двух перегонных аппаратов и 200 ведер (2000 литров) водки.

В сентябре 1600 года на двух речных судах персы отбыли из Москвы на родину. С собой они везли два отличных медных перегонных аппарата («кубы винные»), а также трубы и таган (котел) к ним. Получив 200 ведер водки в Казани, персы на радостях, видимо, устроили гульбу и «пили всю ночь, пока была мочь».Но закончился пир их бедою. 24 октября на Волге, «напротив Курдюма-острова», неподалеку от Саратова, оба судна были разбиты якобы… из-за непогоды. Перегонные аппараты пошли ко дну. Сколько ни ныряли персы-бедолаги в ледяную воду, так ничего и не отыскали.Сопровождавший персов князь Александр Засекин сообщил царю о случившемся. Пришлось снова обратиться к мастерам.

Послы, опасаясь шахского гнева, терпеливо ожидали в Саратове новых «кубов», потом перебрались в Астрахань. Только в мае 1601 года они получили долгожданный груз. Вслед за персами нашу водку стали закупать шведы, потом – англичане и… пошло-поехало.

В 1581 году Иван Грозный завел при своем дворе государеву аптеку, где иноземные специалисты производили не только лекарства, но и различные напитки, в том числе водку, для царского стола. С 1620 года поставкой напитков и лекарств ко двору стал заниматься Аптекарский приказ.
При царе Алексее Михайловиче на месте, где ныне стоит Исторический музей, была открыта аптека для населения. Иноземцы, обслуживавшие ее, то и дело сетовали на застой в делах – из-за дороговизны народ лекарства не покупал. Зато открытый при аптеке кабак процветал.
Петр I, постоянно нуждавшийся в средствах для ведения Северной войны, объявил свободу винокурения, обложив производителей двойным налогом – те платили с «кубов» и полученной водки. За законностью винокурения следила Кормчая контора.

Виновных в тайном производстве и продаже водки волокли в пыточные (одна из них находилась в подземелье бывшего дома дьяка Аверкия Кириллова, ныне здание на Берсеневской набережной занимает Институт искусствознания).
С помощью водки Петр I пытался повысить культурный уровень россиян. Первый музей (Кунсткамера), созданный им в Санкт-Петербурге, популярностью у народа не пользовался.

Ну кто, скажите на милость, получит удовольствие, любуясь на заспиртованных уродцев и разных гадов? Но когда император приказал выдавать каждому посетителю по 200-граммовой чарке водке (при желании ее могли заменить на чашку чая), народ в музей зачастил.

Миф о сорокаградусной

Российский химик Т. Е. Ловиц впервые получил чистый 100-процентный спирт в 1796 году. К середине XIX века его производство было поставлено на промышленную основу. Долгое время в России не существовало каких-то водочных стандартов. Это позволило наиболее наглым винокурам поставлять на рынок под видом русской водки мерзкое питье, полученное от перегонки картофеля и свеклы.

Русские химики-патриоты во главе с Дмитрием Ивановичем Меделеевым решили разработать водочный эталон. По их авторитетному мнению, настоящая русская водка должна была иметь легкий аромат, мягкий вкус и крепость 40 градусов. В 1894 году такая водка была запатентована в России как «Московская особая».

Долгое время я, как и миллионы других россиян, полагала, что наша водка имеет крепость 40 градусов. А недавно в монографии В. В. Золотарева «Под знаком Лебедя и Орла» вдруг вычитала, что после 1914 года у нас в стране не было произведено ни одной бутылки настоящей менделеевской водки.

Настоящая сорокаградусная водка должна иметь на этикетке надпись: «47,4 % об.». У нас же на каждой водочной этикетке красуется надпись: «40 % об.». А по таблице, разработанной Д.И. Менделеевым, крепость этой водки равна 33,4 градуса.

По мнению отечественных винокуров, водку надо пить не до еды, а после нее и обязательно мелкими глоточками, наслаждаясь ее вкусом и ароматом. В России, однако, более распространены исключения из правил…
via

Это сообщение отредактировал etobalodya — 27.02.2017 — 05:31

Источник: www.yaplakal.com


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.