Портвейн с колой



Цитата
Водка — напиток напитков. Она абсолютно рациональна, направлена на решение одной задачи — опьянеть. Другие напитки прикрываются фиговым листочком вкусовых достоинств.
Водка — невкусная.
Жизнь российского человека вне водки немыслима. Можете себе представить зимнее сибирское застолье с пельменями и бутылочкой шардоне? Древнюю, доводочную Русь я себе рисую
крайне смутно. Что заменяло боевые сто грамм? Медовуха, что ли? Прекратите.

Наше поколение вышло на водку не сразу. Юные хипповые годы прошли под флагом портвейна. Но помню третий курс архитектурного, мы выбегаем из института в осеннюю слякоть, спускаемся в кафе «Сардинка», берем по полпорции первого — солянки мясной, она в мисочке из нержавейки, горячая, ярко- оранжевого  цвета, в ней плавает долька лимона, и два стакана, и садимся за пластиковый столик,  разливаем чекушку пополам — и это ровно столько, сколько надо, — и восхитительно выпиваем, и заедаем невероятно вкусной солянкой, и мир обретает гармонию.


Удовольствие от водки совсем не обязательно связано с видом снежного леса, морозом, хрустящим луком, подмерзшим салом и черным хлебом, хотя эта
примитивная картина близка к совершенству.

Возьмите хорошую водку и поставьте в холодильник. Но не в морозильник! Водка должна быть охлаждена — до легкого запотевания бутылки.
Далее — компания. Лучше не очень большая и состоящая только из ваших близких друзей мужского пола. Один, пусть даже хороший человек, пьющий вино или коньяк, испортит вам праздник.
Повод не обязателен. На фиг нужно! Встреча — уже праздник. А если вы не договаривались о ней за три дня, а вдруг решили выпить полчаса назад — праздник будет еще ярче. Счастье — внезапно.
Теперь — закуска. Правильное сало. Если вы достанете его из морозилки, порежете тоненько острым ножом — при верно выбранной толщине ломтики будут слегка заворачиваться. Сало должно быть мягкое, но твердое. И прямо на этой дощечке подавайте к столу, а еще — несколько очищенных зубчиков чеснока, хрен, горчицу и бородинский хлеб.
Но истинное счастье дает первая и особенно вторая рюмка. Здесь важен интервал. Он варьируется от 1 ,5  до 4 минут. После первой — тишина. Прислушайтесь к себе. Слышите, как открываются потайные дверцы, как побежал ток по стылым проводам? Теперь посмотрите в глаза друзьям.


дите — с ними то же самое?
Между второй и третьей наступает состояние гармонии, и если бы люди научились это удерживать, то вопрос вечного счастья был бы решен. Увы, после второй всегда третья, и это хорошо, но уже не божественно.
Чем отличается пьющий человек от алкоголика? Пьющий знает, что, правильно выпив, он получит радость. Алкоголик помнит, что радость была. И выпивает в ожидании ея. А ея нет. И он выпивает еще. И еще, и еще. Нету! Клиника, ледяные руки врачей, онанизм, сифилис, смерть.

Источник: www.yaplakal.com

Какими бы ни были калорийными горячительные напитки, народ у нас любил выпить всегда. Даже в годы СССР, когда с алкогольной продукцией была большая напряженка и приходилось проявлять недюжинную смекалку. Зато впечатлений накопилось «полная чарка». Вот и Андрею Макаревичу в предвкушении новогодних гулянок захотелось вспомнить «геройские» времена. Скоро в продаже появится его новая книга «Мужские напитки», которая, как пояснил автор, является своего рода исследованием сути алкогольных возлияний. Фрагменты из книги мы сегодня публикуем с разрешения издательства «ЭКСМО».

Как пили в СССР

«С падением железного занавеса (вечное спасибо Михаилу Сергеевичу!) нас сшиб с ног поток информации, хлынувший со всего мира.


обошлось без разочарований: кока-кола, как заметил классик, оказалась обычным лимонадом, а напиток с волшебным названием «оранжад» — апельсиновой водичкой. (С колой, если быть точным, мы познакомились раньше — уже в 1975 году в Новороссийске заработал завод отечественной пепси-колы, и это все равно было круто — привезти в Москву в подарок с юга не корзину с фруктами, а ящик пепси! Или смешать теплую водку (а откуда летом на юге холодная?) с теплой же колой, разболтать как следует и махнуть залпом — ух, забирало! Сейчас это все выглядит диковато, но если вспомнить, какие километровые очереди стояли в первый «Макдоналдс» в Москве и как богатые грузины прилетали из Тбилиси в «Макдоналдс» пообедать, то понимаешь: да нет, все нормально…

А до этого — бары, конечно, уже были. Но наливали там исключительно коктейли — пафосную, дорогую и бессмысленную дрянь, состоявшую из смеси отечественных алкогольных напитков. Коктейль «Шампань-коблер» (названьице!) — советское шампанское, советский ликер, лед. Рубль пятьдесят семь копеек. Коктейль «Юбилейный» — коньяк с ликером и плавающей вишенкой. Рубль восемьдесят две. Да за эти деньги можно было ликовать весь вечер с огнетушителем восхитительного портвейна! Поэтому барами пользовались в самых исключительных случаях — когда, скажем, надо было охмурить какую-нибудь много о себе думающую герлу. (В провинции барная культура приобретала в те годы совсем причудливые очертания. В восьмидесятом году в городе Донецке я был потрясен коктейлем «Робинзон» в баре городской столовой — причем его составляющие в чистом виде не отпускались. Приготовьтесь! Водка — пятьдесят грамм, портвейн «Кавказ» — сто пятьдесят грамм, лед. Нет, этот народ не победить!)


А за спиной у бармена сверкали батареи заморских бутылок — джин, виски, «Мартини»… Но это была декорация. И налита в эти бутылки была подкрашенная водичка или чай… Пустые фирменные бутылки бармен брал или покупал у счастливого друга-бармена, работавшего в баре «Интуриста». Там-то все было настоящее — но за валюту. И простой советский гражданин, в этот бар забредший, мог нехорошо окончить вечер — наличие валюты каралось статьей Уголовного кодекса. И ведь прикидывались иностранцами, и заходили! А иностранная бутылка, даже пустая, еще несла в себе неизъяснимую магию — послание из другого, свободного мира! Поэтому в советской квартире, если такая бутылка чудом попадала к ее обитателям, ее ставили на шкаф — в качестве украшения. Нет, я верю, что боги прилетали к нам с других планет. И из их мусора люди наделали святых реликвий и талисманов.

Бывали, конечно, у советской власти необъяснимые и неожиданные выверты — то вдруг в середине глухих семидесятых выбросили во все «Гастрономы» итальянский вермут — «Кора», «Ганча», чуть ли не «Мартини драй»… Конечно, пока народ протер глаза, чудо уже кончилось, но мы, молодые и юркие, успели пару раз надраться им до безумия и несколько дней потом с наслаждением рыгали душистым, иностранным.


вдруг в городе Баку, в гостинице, где жила «Машина времени», обнаружился бар «Интурист», но — за рубли! С настоящим джином! То вдруг появлялся на прилавках никому не ведомый бальзам «Абу Симбел» — напиток неизвестной страны, звериной крепости, приемлемой цены и с совершенно непредсказуемым результатом действия. Это заслуживает отдельного рассказа…»

Бальзам «Абу Симбел»

«Случилась эта история летом года, наверно, семьдесят восьмого… «Абу Симбелом» назывался бальзам в большой пузатой темной бутылке. Общий объем (около литра), максимальная крепость (помню, больше сорока градусов) и умеренная цена (по-моему, рублей восемь) сыграли свою роль — я этот флакон купил… Через пару дней у нас был сейшн, видимо, прошел он удачно, в результате чего мы прилично приняли (наверняка портвейна) и оказались с Маргулисом в моей крохотной квартирке на Комсомольском проспекте. Это было место, где мы постоянно репетировали, слушали «Битлов», сочиняли, пили и спорили. Герлов на расстоянии вытянутой руки не оказалось, мы допили портвейн и поняли, что нам так хорошо, что продолжение просто необходимо. И тут я вспомнил про «Абу Симбел». Этикетка обещала настой на не менее чем сорока целебных травах. Вдохновленные, мы разлили бурую тягучую жидкость по стаканам. На вкус «Абу Симбел» оказался горьковатым, душистым и, в общем, непротивным. Я не помню, как мы допили флакон, но мы его допили — иначе в те времена просто произойти не могло.


Дальше произошло невероятное. Мы протрезвели! Голова прояснилась, портвейновая тяжесть ушла, в движениях появились законченность, точность и изящество. И радость никуда не делась — напротив, она воскипела и требовала действий.

Мы вышли на балкон. Внизу под нами располагался маленький садик, гаражи нашего кооператива, дальше — строительная выставка, укутанная зеленью, за ней — Москва-река, на том берегу — Нескучный сад и уже за ним — медленно встающее солнце. В общем, нам обоим непреодолимо захотелось на эту красоту пописать. Решение было вызвано, повторяю, не опьянением в банальном смысле этого слова. Просто мир открылся нам под каким-то новым, не виданным ранее углом, и это видение требовало ответных действий. Мы ощутили себя в иной реальности, живущей по иным законам. Осуществить задуманное мешали перила балкона — они находились как раз на той самой высоте, сантиметр в сантиметр. На балконе уже много лет стоял старинный венский стул с гнутыми ножками и без сиденья — не помню, на какой помойке я его подобрал, чем-то он мне понравился. Мы оба встали на стул — и все получилось! Вид двух идиотов, стоящих на балконе на стуле без сиденья с расстегнутыми штанами в первых лучах восходящего солнца, развеселил нас окончательно.


никогда не испытывал такого прилива позитивной энергии. Мы слезли со стула и поняли, что свою миссию он выполнил и дальнейшее существование на Земле для него отныне бессмысленно. Поэтому стул полетел вниз. Он летел строго вертикально и, ударившись об асфальт, с сухим треском разлетелся на невероятно мелкие кусочки — как метеорит. Это было невероятно красиво и полностью вписывалось в картину окружавшего нас мира. Поэтому вслед за стулом вниз полетели предметы, составлявшие содержимое моего холодильника. Лучше всего рвались баночки с майонезом, горчицей и вареньем — они разлетались, как гранаты, и оставляли на асфальте и крышах гаражей разноцветные многоконечные звезды. Когда я увидел, что Маргулис волочет к выходу на балкон мою радиолу «Симфония», я немного опомнился. «Симфония» была огромная, величиной с человека, на четырех лаковых ножках, содержала в себе ламповый приемник и проигрыватель, и, конечно, грохнула бы она классно, но ее было исключительно жалко. Я немного повоевал с Маргулисом, отбил «Симфонию», мы с трудом поставили ее на место и неожиданно успокоились. Мир постепенно приобретал прежние привычные очертания. Мы легли на диван и заснули, обнявшись…

Могу добавить, что ни малейших мук похмелья утром мы, к моему изумлению, не испытали, и вообще все, происходившее ночью, скорее напоминало легкий наркотический трип. К бальзаму «Абу Симбел» мы больше не обращались — на всякий случай».

Отрывки из книги читайте здесь

Источник: www.kp.ru

Рецепты коктейлей с портвейном

Слеза Дору

Следует смешать 60 мл белого сухого портвейна с 10 мл ликера Triple Sec (апельсин), добавляя туда большую ложку меда. В коктейль добавляют лед и украшают его свежей мятой.

Диадема


  • 100 мл портвейна;
  • 120 мл апельсинового сока;
  • 60 мл мятного сиропа;
  • 20 мл персикового сиропа;
  • вишня;
  • кружочек апельсина.

В бокал наливают 60 мл мятного сиропа и 40 мл сока апельсина, ингредиенты тщательно перемешиваются. Для второго слоя в шейкере осторожно смешивают, а затем добавляют в бокал оставшиеся 80 мл сока апельсина и 20 мл персикового сиропа. Третий слой — сам портвейн. Коктейль украшается фруктами и настаивается несколько минут, чтобы слои хорошо разделились. Напиток пьется через трубочку, чтобы слои втягивались в любом порядке.

Берри Сплеш

  • 40 мл портвейна Руби;
  • 20 мл водки;
  • 1 клубника;
  • 3 ежевики;
  • 4 малины;
  • 20 гр сахара;
  • лед.

Фрукты давятся пестиком в стакане, туда же добавляют сахар, водку и портвейн. В емкости для подачи выкладывают лед, а потом выливают напиток (его можно предварительно профильтровать). Коктейль тщательно перемешивают и украшают свежими ягодами. Подавать в виде дижестива.

Скорпион

  • 40 мл портвейна;
  • 20 мл колы;
  • 10 мл белого рома.

Этот коктейль может быть сделан как шот, а может быть выполнен в виде полноценного напитка в бокале. Тогда количество всех ингредиентов следует увеличить в три раза. Компоненты напитка смешивают в бокале (рюмке). Сначала наливают портвейн, к нему добавляют ром, а уже потом — колу. Крепость такого коктейля составляет 16-18 градусов, вкус — необычный, приятный.

Коктейль-пунш Дыня

Для приготовления этого удивительного коктейля следует взять дыню, срезать ее верхушку, а затем достать мякоть при помощи ложки и вычистить все семечки. Мякоть фрукта смешивается с 150 г портвейна (красного), 110 г шампанского (выбрать по вкусу), 110 г минеральной воды и небольшим количеством водки из аниса. Готовая смесь заливается в очищенную дыню, накрывается верхушкой и настаивается в прохладном месте час. Подается при помощи разливной ложки.

Ковш

  • 100 мл портвейна;
  • 50 мл колы;
  • 50 мл кофе;
  • долька лимона.

Для начала нужно заварить около 50 мл очень крепкого черного кофе, а после перелить его в чашку и дать остыть. После к нему добавляют колу и портвейн, хорошо перемешивают и украшают напиток лимоном. Этот коктейль хорош и в охлажденном, и в подогретом виде.

Яичные коктейли

Портвейн — отличная основа не только для множества охлаждающих алкогольных напитков, но и для флипов. Флип-коктейли состоят из спиртного, яиц, сахара и всевозможных специй. Эти напитки стали известны миру еще в далеком 17 столетии.


  1. Port Flip. В шейкере перемешивают 50 мл портвейна, яйцо и маленькую ложку сахара. Подается напиток в высоких бокалах, украшенный взбитыми сливками и присыпанные мускатным орехом.
  2. Hot Port Flip. Эта разновидность станет незаменимым средством для согрева в холодную и дождливую погоду. Для приготовления потребуется 90 мл портвейна, 30 мл коньяка и около 15 мл крепкого кофе. Вся смесь разогревается, а затем к ней добавляют яйцо, предварительно смешанное со сливками. Напиток подают в кружке.

Порто Сансет

В стакан выкладывают ломтики апельсина и присыпают их молотой корицей. Потом к ним добавляют лед и заливают портвейном Tawny и тоником (подойдет и обычный Спрайт). Коктейль осторожно перемешивают.

Гвардейский

  • 60 мл портвейна;
  • 40 мл вермута Rosso;
  • 15 мл лимонного сока (с мякотью);
  • кусочек лимона.

У этого коктейля приятный выраженный вкус портвейна с ароматной ноткой виноградного вермута и оттенком трав и специй. Лимон добавляет свежесть, легкость и кислинку. В стакан наливают вермут и портвейн, туда же, помешивая, добавляют свежеотжатый лимонный сок с мякотью. Для украшения отлично подойдет ломтик лимона.

Красота по-американски

  • 60 мл портвейна;
  • 80 мл клубничного сиропа;
  • 40 мл тоника.

В шейкере тщательно смешивают клубничный сироп с тоником. Ингредиенты переливают в бокал и заливают портвейном. Напитку надо дать настояться.

Приятного аппетита!

Источник: frullato.ru


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.